Обыкновенный терроризм: проверка на прочность

Обыкновенный терроризм: проверка на прочность

img
В ночь с 15 на 16 ноября 1996 года Россия вступила в страшный период, когда терроризм совершенно неожиданно пришел в наш общий дом, и за короткое время стал чуть ли не привычным явлением. Террористический акт в городе Каспийске (Дагестан) как спускной механизм привел в действие целый маховик давления на общество. Был взорван дом, в котором проживали семьи военнослужащих Каспийского пограничного отряда, отдельной авиационной эскадрильи и оперативно-войскового отдела "Махачкала" Кавказского особого пограничного округа. В результате теракта погибли 68 человек, в том числе 20 детей. Вслед за Каспийском последовали Буйнакск, Москва — улица Гурьянова и Каширское шоссе, Волгодонск…

 

Взрыв, прогремевший в девятиэтажном 82-квартирном панельном доме по улице Ленина ночью в два часа десять минут, повредил все здание, а одна секция оказалась полностью разрушенной. В доме было разрушено основание конструкции, разделявшей подъезды, выбиты стенки фундамента, одна опрокинута наружу, а вторая переломлена пополам. Здание осело. Дом стоял на берегу моря, и часть тротила не сработала – подмокла. Поэтому стены здания частично уцелели. В зону разрушения попала 41 квартира. Большинство из погибших были сотрудниками Каспийского пограничного отряда и членами их семей.

Вот, что рассказал мне участник тех событий, спасатель международного класса, ветеран поисково-спасательной службы Дагестана Зиявдин Никомагомедов:

«Прошло уже двадцать шесть лет, но все события тех дней сохранились в памяти. После двух часов ночи зазвонил телефон. Никто из домашних не хотел брать трубку: в такое время по хорошему поводу никто не звонит. Поднимаю трубку, звонит оперативный дежурный: готовность номер один, сбор у Дома печати. Служба наша располагалась недалеко, в поселке Степной. Примерно через полчаса мы были уже в Каспийске, это всего 12 километров от Махачкалы.
Картину мы увидели жуткую: 9-этажный дом сложился как слоеный пирог. Несколько человек со спичками и фонариком пытались что-то делать наверху. Мы тут же организовали освещение, благо у нас был аварийно-спасательный КамАЗ со всем необходимым. Начали работать. Конечно, мы готовились к разбору завалов, но то, что оказалось в реальности, никто даже предположить не мог.»

Спасатели, а вместе с ними и несколько человек добровольных помощников аккуратно разбирали смесь бетонных обломков, остатков бытовой техники и мебели. Уже в первые часы были извлечены и живые, и мертвые.

Дагестанским отрядом руководил ныне заслуженный спасатель России Зиябудин Муртузалиев. Спасатели Владимир Великанов, Шамхал Алиев, братья Смотровы Сергей и Александр (их сегодня уже нет с нами)делали все возможное, чтобы помочь пострадавшим.
Дагестанские спасатели работали практически без перерывов до середины дня 16 ноября. Постепенно подтягивалась помощь из соседних регионов. Спасательная служба Северо-Кавказского регионального центра приняла сообщение о происшествии через час после взрыва дома, но вынуждена была ожидать рассвета, чтобы могли взлететь вертолеты.

С 13 часов 16 ноября до 18 часов 19 ноября в спасательных работах принимали участие прибывшие из Москвы специалисты и профессиональные спасатели Центрального аэромобильного спасательного отряда и Центра спасательных операций особого риска «Лидер» МЧС России, имеющих большой опыт участия в ликвидации чрезвычайных ситуаций подобного рода. Руководство работами взял на себя глава чрезвычайного ведомства России Сергей Шойгу.

Зиявдин Никомагомедов вспоминает:

«Сергей Кужугетович сам прошел всю зону разрушения. Я в это время снимал видеокамерой (был ответственным за фото-видеодокументирование спасательных работ). Шойгу на меня посмотрел и говорит: лучше б ты работал… А я ему ответил: мы с двух часов ночи работаем. Шойгу дал команду убрать всех, кто помогал нам, но был без формы. В тот момент уже прибыли и наши коллеги из регионального центра, Москвы и работы были организованы в три смены. Кроме разбора завалов, очень важной задачей стало обрушение зависших конструкций на той части здания, что выстояла после взрыва. Эти огромные куски бетонных плит представляли для всех нас реальную опасность. И была поставлена задача убрать их. Наши ребята при помощи веревок и пожарных лестниц поднимались и очищали нависшие детали здания».

А вот как описывают со слов очевидцев события тех дней корреспонденты lenta.ru в 2016 году:

«Тишина!» — кричит Сергей Шойгу. Старое видео, любительская съемка. Время — 13:00, двадцать лет назад. Молодой глава МЧС — разумеется, прибыл на место трагедии сразу — объявляет всеобщее молчание в зоне спасательной операции. Режим полной тишины — чтобы услышать тех, кто под завалами — один из немногих элементов технологии спасения, уже отработанных на практике до Каспийска: землетрясение в Армении, например. Из-под плит взорванного подъезда в Каспийске спасли более сорока человек.»

Поиски пострадавших продолжались до полной разборки завалов. К концу дня 19 ноября спасательные работы были прекращены, когда в разрушенном доме больше никого не осталось.

В результате сложных аварийно-спасательных работ из-под обломков были извлечены все 106 человек, оказавшиеся в ту ночь в своих квартирах. Среди них 68 погибших, в том числе 55 пограничников и членов их семей. Восемь детей пограничников потеряли обоих родителей, еще восемь остались или без отца, или без матери. Десятки людей получили ранения и увечья.

16-17 ноября 1996 года были объявлены днями траура в Республике Дагестан.

19 ноября президент РФ объявил общенациональный траур в России.

По факту взрыва прокуратура Кавказского особого пограничного округа возбудила уголовное дело по статье терроризм. Сразу появились две версии: либо это «чеченский след», либо — и это было основной версией — контрабандисты не сумели договориться с пограничниками по открытию ими «окна» для перевозки оружия, наркотиков и черной икры.

Позже следствие по делу о взрыве передавали из рук в руки несколько раз, его перевели из Дагестана в следственный отдел ФСБ России по Северному Кавказу и засекретили. В 2003 году управление ФСБ РФ по Северному Кавказу сообщило, что дело приостановлено в связи с неустановлением лиц, совершивших его.

Остатки рухнувшего в Каспийске дома снесли. На его месте поставили стелу и на плитах вокруг высекли фамилии погибших. В этот день к месту трагедии приносят цветы, в соединениях и частях регионального пограничного управления проходят траурные мероприятия.

 

Материал подготовлен на основе архива автора, информации РИА Новости и открытых источников, фото из личного архива Зиявдина Никомагомедова

 

Поделиться:
img
активный пропагандист пожарного добровольчества
Теги