Трубу взорвали, чтобы не взлетел на воздух город

Трубу взорвали, чтобы не взлетел на воздух город

img
Сентябрь 1991 года… Жизнь Уфы шла своим чередом. И только на Уфимском нефтеперерабатывающем заводе разворачивалась масштабная операция, о которой многие узнают позже. Тогда, благодаря точному расчету специалистов и профессионализму спасателей, удалось предотвратить катастрофу. О масштабной ликвидации чрезвычайной ситуации, вошедшей впоследствии в книгу Рекордов Гиннесса, рассказали очевидцы тех событий.

Первая очередь Уфимского нефтеперерабатывающего завода была сдана в эксплуатацию в далеком 1957 году. В 1991 году на территории 12 кв. км работали 8 тысяч человек. Завод выпускал практически все виды топлив, масла, битумы для дорожных покрытий, сырье для химической и легкой промышленности.

В 1991 году Виктор Васильевич Шестаков занимал должность главного инженера завода.
- 9 сентября около 18 часов 30 минут мне поступил звонок о том, что произошло разрушение дымовой трубы цеха ароматических углеводородов, - вспоминает Виктор Васильевич.  Руководство завода незамедлительно выехало на место.

Визуально было обнаружено, что участок трубы общей высотой 150 метров на отметке 120 метров накренился и сместился к центральной оси. Возникла угроза обрушения. Главный вопрос: как ликвидировать чрезвычайную ситуацию, предотвратить катастрофу, не допустив обрушения трубы. Ведь если бы многотонный осколок упал вниз, возник бы  масштабный пожар, который, разумеется,  не ликвидируешь моментально. Кроме того, эффект от падения обломка весом 700 тонн соотносим с разрушительным землетрясением. Поэтому было принято решение о немедленном разворачивании средств безопасности пожаротушения, полной остановке производства и вывода его из режима работы.

Снять осколок с помощью вертолета или крана не представлялось возможным из-за огромного веса накренившегося участка. Единственный выход - подрыв дымовой трубы. Идея взрыва, казалось бы, проста, но трудноосуществима.

О случившемся было доложено руководству республики. Руководство приняло решение обратиться за помощью в Государственный комитет РСФСР по чрезвычайным ситуациям. Был выделен самолет, доставивший из Москвы в Уфу специалистов комитета во главе с начальником оперативного отдела полковником Сергеем Кудиновым, спасателей, альпинистов, спелеологов. Вместе с ними в Башкирию прибыла группа военных специалистов инженерных войск, под руководством полковника Александра Аверченко, которые произвели расчеты и сообщили нам о возможности выполнения такой операции.

Единственное правильное решение в этой ситуации - опрокидывание участка трубы в сторону эстакады направленным взрывом, сохранив при этом саму трубу и сведя до минимума возможный очаг разрушения. Опасность заключалась в том, что ежесуточно обломок трубы проседал на 15 - 20 см. Это создавало реальную угрозу разрушения конструкции. Для проведения взрывных работ специалисты комитета по ЧС были обеспечены всем необходимым: транспортом, техникой, оборудованием. Шли постоянные совещания, принимались решения, которые моментально исполнялись.      

Больше недели пожарные подразделения завода находились в постоянной готовности. Об этом рассказал ветеран пожарной охраны, полковник внутренней службы в отставке Николай Александрович Пушкарь. В 1991 году он занимал должность начальника ОВПО-5 УПО МВД по РБ.

- Как только нам поступило сообщение о случившемся, подразделения пожарных частей сразу выехали на место, развернули технику. По тревоге были также подняты аварийно-техническая и газоспасательная службы, медики. Во время операции осуществлялось круглосуточное дежурство, объявлен усиленный вариант несения службы. Около аварийной установки были выставлены посты. Все машины были расставлены так, чтобы в случае возникновения аварийной ситуации, смогли среагировать своевременно и оперативно. Было организовано постоянное взаимодействие со специалистами Государственного комитета РСФСР по чрезвычайным ситуациям. Заводские службы подготовили специальную песчаную подушку, высотой примерно 6 м., которая должна была предотвратить сейсмические колебания.  На нее, исходя из расчетов, должен был упасть осколок. На высоте 120 метров спасатели установили многониточный заряд, для организации направленного взрыва. Эти мужественные люди работали в условиях постоянного риска и сильного ветра.
Подрыв дымовой трубы был намечен на пять часов вечера. Когда одна смена уходит с завода, а другая только заступала. По радио было объявлено о том, что произойдет подрыв. Персоналу необходимо укрыться в операторских.

Все силы и средства находились в боевой готовности.  К счастью, расчеты оправдались. Осколок точно упал на подготовленную песчаную подушку. Никакого ущерба производству не было, а главное - никто не пострадал! Когда все закончилось, мы выдохнули… Ведь если бы труба упала последствия могли быть страшными для всего города.

Предоставлено Камилем Мухутдиновым

Среди добровольцев-спасателей, закладывавших взрывчатку на высоте 120 метров, был уфимец Камиль Мухутдинов. Он вспоминает, что работа усложнялась очень сильным ветром, который не прекращался несколько суток. Альпинисты сделали навеску для перемещения по трубе, подготовили и установили крючья для укрепления заряда. Но самым трудоёмким было поднять на высоту в общей сложности 350 килограммов взрывчатки и для снижения осколочного и фугасного действия взрыва закрыть снаряды защитными мешками из мокрого стекловолокна. Специалисты работали в постоянной опасности обрушения отколовшихся кусков и самой трубы. Переход на верхний оголовок трубы затруднялся сильно повреждённой лестницей.

- На высоте группа работала во главе с известным спасателем-альпинистом Андреем Рожковым, который совершил восхождение на многие выдающиеся горные вершины и принимал участие во многих спасательных операциях - рассказывает Камиль Мухутдинов. - Это был мужественный человек и большой профессионал. Он погиб при испытании спасательного оборудования в экспедиции в Северном Ледовитом океане и был удостоен посмертно звания Героя России.

Когда подготовительные работы были закончены, работников завода и живущее поблизости население вывели на расстояние трех километров. Андрею Рожкову, с учетом его главной роли в операции, дали крутануть ручку взрывной машинки. Труба при взрыве, казалось, бесшумно развернулась на запланированные 15 градусов и точно - не рухнула, а легла (!) на подготовленную из бревен и песка подушку.

- Спасательные работы на уфимской трубе действительно были уникальные, - до сих пор никто в мире не «срезал» часть конструкции серией направленных взрывов. Обычно подрывают и укладывают всю трубу целиком. В этом случае военные инженеры сделали точные расчёты, а альпинисты по их указанию установили взрывчатку. Взрыв был великолепно исполнен. Кусок трубы лёг с точностью до сантиметра на демпирующую подушку из песка и опилок, лишь незначительно повредив осколками изоляцию на трубопроводе.

Операция по подрыву трубы на Уфимском нефтеперерабатывающем заводе была проведена с ювелирной точностью. В мировой практике ранее не существовало ликвидации аварийных участков дымовых и железобетонных труб методом взрыва на высоте. Работа спасателей и военных экспертов вызвала восхищение не только отечественных, но и мировых специалистов. Благодаря точности расчетов, а также  мужеству и бесстрашию спасателей, спелеологов и альпинистов, удалось сохранить дорогостоящее оборудования, а главное спасти человеческие жизни.

Примечательно, что эта масштабная, невероятно сложная операция на башкирской земле стала первой для Государственного комитета РСФСР по чрезвычайным ситуациям, созданного на базе Российского корпуса спасателей в июле 1991 года, под руководством Сергея Кужугетовича Шойгу.

Прошло более 30 лет… С тех пор многое изменилось:  из небольшого комитета, где многие спасатели работали на добровольных началах, была создана целая система. Сегодня МЧС России  - это военные и гражданские спасатели, пожарные, поисково-спасательные отряды, медицина и авиация, специалисты в области мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций с высоким уровнем технического оснащения. Остались неизменными качества людей, работающих в системе:  профессионализм, бесстрашие, способность быстро и правильно принимать решения и нести ответственность за них.  Эти люди готовы сделать все для  спасения жизней.  Для них «Предотвращение. Спасение. Помощь» -  не просто слова, это смысл их работы, а зачастую и жизни.

Воспоминания участников события:

 

«Взрывать трубу вверху - это очень сложно и проблемно. Возьмите два карандаша - один 15 см, а второй 3 см - и сбросьте один с другого. Верхушкой, которая летит, вы можете ударить по телу нижнего карандаша, остатку трубы. То есть идет кувырок, тогда разрушается и верхняя часть, и нижняя. Нужно оттолкнуть этот небольшой отрезок от тела трубы. Если не отталкивать, то мы получим разрушение основного тела трубы. Когда отрезок наклонялся - там же раскачка шла под действием ветровых потоков, - он наклонялся не в ту сторону, куда было нужно, его надо было еще довернуть в воздухе. То есть мало того, что оторвать от тела, так еще довернуть. Поэтому первое, что мы сделали, - это вруб в сторону валки (куда нужно обрушить, это как деревья валят). Он был двойной. Нужно было сделать вруб и в той части, которая осталась целая, стакан 120 м, и во второй части, 30 м, которая висела.

По словам инженера, для взрыва использовались семь военных зарядов ДКРП-4, 4 кг на погонный метр, из которого была сделана сетка. Со стороны валки эта сетка достигала 3,5-4 м, а с противоположной стороны она уходила во все стороны на 0,5 м. Чтобы обломок трубы опрокинулся в нужном направлении, нужно было, чтобы центр масс вышел за точку опоры.
«Из этого можно рассчитать, какой именно сделать вруб, чтобы ее выбить. В одном взрыве было как бы сразу десять взрывов, но с разным замедлением. Через 25 мс шел «второй» взрыв, который сдвигал трубу вбок. Она ушла от того первоначального направления, куда нависала, градусов на 35. Мы выбирали тот сектор, на который насыпали шестиметровую подушку - опилки, бревна, доски, ну и песок. Нужен был именно демпфер, песок сам по себе не демпфер, рассказал Гаваза.- Когда мы сделали этот проект, его сначала никто не утверждал, потому что был риск, процентов 25, что мы ошиблись. Никому не хочется лишаться должностей. Позвонили тогда начальнику инженерных войск, генерал-полковнику Кузнецову. Так и так, проект сделали, но никто не утверждает. Что делать? Он подумал-подумал… «Ребята, а вы сами-то верите в это?». Мы написали, что 25% сомнений. Всегда есть риск. Есть много факторов, которые сложно учесть за короткое время. Он говорит: «Я, конечно, рискую, но даю вам добро, давайте!» Мы перекрестились и бабахнули, все удачно. Мы получили хороший опыт, нас стали узнавать, всегда приятно, когда получается».

Из воспоминаний Владимир Семенович Гаваза, полковник запаса, кандидат технических наук


«Подъем на трубу отнимает около получаса. Однако туда надо затащить полтонны стеклоткани, крючки, веревку, проволоку и Бог знает еще чего. Специальным эшелоном подвезли взрывчатку. Теперь и ее, а это ни много ни мало 440 килограммов, и толовые шашки, и детонаторы, и электропровода - все нужно на своем горбу поднять наверх. Нас же всего десять человек. Работаем от зари до зари».

Из воспоминаний Андрея Рожкова, спасателя международного класса (Центроспас)

«Примечательно то, что это была первая аварийно-спасательная операция, проведенная новым ведомством. Ведь до сих пор в России вообще не было государственной спасательной службы. Нам, спасателям, приходилось фактически нелегально работать на местах катастроф и аварий. Существовавшая ассоциация спасательных формирований была чисто общественной организацией и не имела каких-либо прав. О необходимости создания особой структуры заговорили лишь, оценивая опыт спасательных работ в Армении после землетрясений».

Из воспоминаний Владимира Кавуненко, почетный спасатель СССР, заслуженный спасатель России

Источники:
К 25-летию МЧС России. Направленный взрыв. Рекорд Гиннесса. Спасенный город. https://02.mchs.gov.ru/deyatelnost/press-centr/novosti/1488047

https://ufa.bezformata.com/listnews/trubu-vzorvali-chtobi-ne-vzletel/12910412/

другие открытые источники.

Поделиться:
img
img
Эксперт по визуальному контенту
Похожие публикации