"пожарные инструменты находятся только в тех селениях, где состоят волостные правления и сельский староста". Но при этом он обнаружил на телегах сломанные колеса, ветхие и не­ пригодные к употреблению бочки для воды. В своем донесе­нии Сапранек сделал вывод, что "инструменты во время по­жаров вовсе не употребляются".

Курган мало чем отличался от других городов Тобольской губернии. В деревянных постройках часто возникали пожары, ущерб от которых всегда был велик.

Летом обыкновенно по несколько недель стояла сухая, зной­ная погода, иссушающая деревянные строения до того, что до­статочно было одной искры, чтобы возник пожар. Крыши, кры­тые соломою, дранницей или тесом, скученность домов, от­сутствие садов между ними и деревьев на улицах, ветры, по­стоянно дующие при любой погоде, составляли главные причины и частоту загораний.

Вот пожарная хроника только одного месяца:
3 июня в Кургане случилось три пожара. В строениях ме­щанина Матвея Назарова, в пристройках купца Вахутина и в бане купца Ушакова.

4 июня в пристройках мещанки Пономаревой, проживав­шей во втором участке, произошел пожар. Огнем нанесено ущерба на 200 рублей.

7 июня, в первом участке у купца Бакина и мещанки Васильевой в пристройках произошел пожар, от которого сгорели: у первого -амбар с хлебом и завозня с вещами, а у последней — флигель.

Из девяти   уездных городов Тобольской губернии Курган по горимости занимал предпоследнее место, а по сумме убытков уступал только Петропавловску и Тюмени. На Курган приходилось около 1/6 всего ущерба.

Высоким оставался ежегодный убыток на одного городс­кого жителя, который составлял более двух рублей, а для жи­теля Туринска и Ялуторовска не более 1,5 копейки.

Из всех округов Тобольской губернии чаще случались по­жары в Курганском округе, затем в Ишимском и Омском. По числу сгоревших зданий Курганский округ следовал за Омс­ким, а по убыткам занимал третье место.

Сельские пожары истребляли большее количество дворов, чем городские, но горожанин терпел от пожара в несколько раз больше, чем сельский житель. Это объяснялось более зна­чительным скоплением богатств в городе и лучшим устрой­ством в нем пожарной команды, чем в селениях. Городские пожарные команды редко допускали пожару разрастись, а не­достаток огнегасительных снарядов в деревнях давал пол­ную свободу действию огня.

Пожаробезопасности городов в Сибири уделялось достаточ­но внимания. В 1748 году в Тобольск из Сената направлен был Указ гу­бернским и уездным воеводским канцеляриям, в котором пред­писывалось повсеместно в городах и селах иметь пожарные инструменты. Предлагалось учреждать караулы из воинских команд или из гражданских людей "для предосторожности от несчастных случаев". Они должны были "смотреть, как ле­том, так и зимой, дабы таковых злодеев, от кого пожарные зажеги чинены были отнюдь не было и для того проходящих и приезжих в город людей осматривать и свидетельствовать, не явится ли кто в каком подозрении".

Тобольский Губернатор вводил жесткие меры безопаснос­ти обращения с огнем. С этой целью посылал специальных людей в инспекционные поездки в селения губернии.

7 августа 1824 года чиновник по особым поручениям Сапранек после посещения ряда селений доносил губернатору, что "пожарные инструменты находятся только в тех селениях, где состоят волостные правления и сельский староста". Но при этом он обнаружил на телегах сломанные колеса, ветхие и не­ пригодные к употреблению бочки для воды. В своем донесе­нии Сапранек сделал вывод, что "инструменты во время по­жаров вовсе не употребляются".

Губернатор предложил Губернскому правлению "сделать распоряжение о проведении оных в должное устройство, при­знавая, со своей стороны, необходимость, чтобы инструмен­ты находились не только в тех селениях, где учреждены воло­стные правления, но и в тех, что приписаны к оным, а поэто­му и надлежит усугубить количество багров, бочек и пр. и расписать ежели существует чего самим жителям при каких инструментах во время пожара они должны действовать..."

23 августа 1824 года гражданский губернатор А. Тургенев издал основательное постановление и определил, чтобы в каж­дом селении "по назначению непременно были все те огнегасительные орудия и прочия принадлежности в совершенной ис­правности".

Вводились противопожарные правила.

Каждое селение должно было иметь по две 20-ведерные боч­ки на каждые пять дворов в летнее время на дрогах, а зимою на санях. Исправникам поручалось сделать навесы в удобных местах для размещения смазанных бочек, двуйчатых желез­ных вил и железных крючков, насаженных на бревно. Летом бочки должны быть наполнены водою.

Селяне обязывались иметь швабры для погашения огня, вед­ра, топоры и железные ломы и являлись на пожар по первому требованию.

8  ночное время учреждались караулы из местного населе­ния. Караульные имели трещотки и по несколько веревок на "тот случай найден будет беглый или злонамеренный или по­дозрительный человек, чтобы взяв его связать". Обходы селе­ний устраивались в летний и осенний периоды.

На ворота крепилась черная дощечка с изображением того орудия, с которым "должен явиться хозяин на помощь". Указ был обстоятелен и обязателен к исполнению.

Деревянные строения Кургана первоначально хаотично рас­полагались вдоль Тобола. Но уже во второй половине XIX в. го­род разделялся на два квартала, имел четыре улицы, девять пе­реулков и тянулся на версту по левому высокому берегу реки. От Тобольска находился на расстоянии в 534 версты. "Вид горо­да при въезде с тобольской дороги довольно красив, и вообще наружность Кургана опрятна, улицы прямые и строения краси-выя", — отмечала "Памятная книжка для Тобольской губернии на 1867 год". Изменению в облике города способствовала пла­новая застройка параллельных   улиц и переулков.

В записке, составленной к первому плану города в 1786 г., говорилось, что "для предосторожности от пожарного случая де­лать брандмауэры от кровли не ниже аршина, чтобы всякое де­ревянное строение одно от другова не ближе было 5 сажен, не выше 6 аршин и не больше каждый деревянный корпус строить 12 сажен, а в 2 жила деревянного строить не допустить... Кровли крыть железом, черепицей или тесом, а дранью, хворостом или соломою крыть не допускать... Городских и публичных строениев места назначать, где по пристойности с подобнее устроены будут, кладовые магазейны и амбары по близости реки, ряды в нарочистом разстоянии от жила, кажевенные и протчие заводы и скотские бойни по течению реки ниже города... пивоварни при реке..., кузницы при въездах в город у больших дорог и все сии строении строить в таком разстоянии от жила, чтобы не угрожа­ли опасностью от пожара. У которых обывателей нынешнее стро­ение не придут в линии, оставить до такого времени, когда сами собою оведшают, повалятся и другим каким случаям уничто­жатся или хозяева сами добровольно и прежде того перестроить по плану пожелают, дабы обыватели не претерпели убытка от сломки дворов еще к житию годных, а у которых дворовые мес­та разделять будут улицы и площади и затем на старых местах строиться не будут, в таком случае сим обывателям отводить другие порожние места, чтоб каждый по своему состоянию по­строиться мог по обветшанию и по уничтожении нынешних стро­ений, и прежние их разделяющиеся улицами и площадями места предавать соседним дворам, как способно покажется".

План 1786 г. предусматривал развитие улиц в строгих грани­цах как в новой части города на вновь отводимых участках, так и в старой за счет перестройки строений. Из-за неспособности тушить "высотные дома" запрещалось строить двухэтажные зда­ния. Расстояние между домами в 5 саженей друг от друга соот­ветствовало указу 1736 года.

Улицы города на протяжении всего прошлого столетия представляли из себя естественные грунтовые дороги илова­того происхождения, в летнее время года покрытые толстым слоем песчаной пыли, а в ненастное время - грязью. Мощеных улиц и площадей не имелось. Из-за этого передвижение пожар­ных обозов было затруднено.

В основном в Кургане были деревянные строения. Исследо­ватель города И. Абрамов указывал: "Лесу строевого из сосен и дровянного из березы, осины и ольхи было очень много". Дома возводились из соснового, а надворные постройки из березового леса.

"Строительство кирпичных сооружений не всегда было по си­лам городу, тем более отдельным его жителям, - писал Н.Ф. Еме­льянов. — В 1799 г. в Кургане имелась одна каменная церковь с 1767 г. и двухэтажный дом чиновника Розинга с 1786 г., ряд подвалов и других сооружений из кирпича... В дальнейшем кир­пичные постройки все больше появлялись на улицах города".

В 1894 г. в Кургане имелось 1127 строений, из них 7 одноэтаж­ных, 21 двухэтажных и 3 трехэтажных каменных дома. К концу века увеличилось количество кирпичных и многоэтажных зда­ний.

Для получения разрешения на строительство новой усадьбы горожанином подавалось заявление в городскую управу. Члены управы во главе с городским головой рассматривали представ­ленный план усадьбы и выносили свое решение. "Дворы, как пра­вило, имели ограды, ворота и калитки, — продолжал Н.Г. Еме­льянов, - дома были разных размеров, к ним пристраивалось крыльцо, во дворе размещались помещения для скота, баня, по­греб и другие постройки. Усадьбы близко примыкали друг к дру­гу..."

Курган долгое время оставался деревянным, отчего продол­жал терпеть убытки от огня.

Так, в 1860 г. было три пожара и, кроме гостиного двора с товарами, сгорело зданий на сумму 4770 рублей. Правда, в 1862 г. в Кургане произошел один пожар, сумма убытков неизвестна. В сентябре 1864 г. во время большого пожара сгорело около 70 самых лучших жилых домов. Жители города потерпели крайнее разорение от огня. Ущерб составил 85 тысяч рублей.

Поэтому городская Дума в марте 1879 г. приняла обязатель­ное для жителей постановление "О постройке деревянных до­мов на маломерных местах". Участки под усадьбы горожан ре­шено было отводить размером 8 саженей в ширину и 20-30 саже­ней вглубь. "С соблюдением установленных 361 ст. Уст. Стр. разрывов, располагая при том надворные постройки преиму­щественно в глубину двора, к правой границе, но отнюдь не соединяя таковых с жилыми строениями".

Строительство деревянных домов и надворных построек на меньших участках допускалось только при возведении брандма­уэров.

В мае 1879 г. Думой были приняты противопожарные меры, по которым жители обязывались "по первой тревоге являться на место пожаров с теми именно огнегасительными и вспомогатель­ными снарядами и инструментами, какие обозначены на приби­тых у каждого дома дощечках".

Предписывалось при строительстве дома крыть не соломою, дерном или берестой, а железом или тесом.

Домовладельцам вменялось иметь определенный запас воды и хранить ее в бочках, чанах или полубочьях в удобных местах в самом доме и во дворе.

Летом не реже двух раз, а зимою раз в месяц вычищались дымовые трубы. "Очистка труб и осмотров печей отдаются го­родской Управой каждогодно с торгов, согласно кондиций, на счет домовладельцев, которые обязаны допускать беспрепят­ственно принявших обязанности трубочиста, как к очистке труб, так и осмотру печей". Трубочист о проделанной работе делал отметки в специальной книге. С домовладельцев вводился налог за трубы, который они вносили в Управу одновременно с нало­гом на имущество.

Строго запрещалось курение табака в конюшнях, на сенова­лах, скотских дворах и вообще "на своих оградах и по улицам".

В надворные постройки с зажженною лучиною и свечою вос­прещалось ходить, а сено должно быть сложено только в закры­тых сеновалах.

Отдельные статьи касались торговых помещений, где нельзя было разводить огонь для приготовления пищи, "а равно не ста­вить самоваров". Керосин для розничной торговли хранился в каменных кладовых, в металлической посуде и отдельно от дру­гих товаров.

По правилам бани строились как можно далее от других стро­ений. "Иметь же так называемые черные бани безусловно вос­прещается".

Не дозволялось строительство кузниц в центральной части города, а на окраинах возводились лишь кирпичные здания для кузнечного производства с высокими трубами. Не соответству­ющие предъявляемым требованиям кузницы   закрывались.

Несмотря на грозные указы и постановления: "Пожары для простого народа, - писал А.Д. Львов, руководитель Император­ского Российского пожарного общества, - остаются настоящим бедствием". Тушение же их 'осуществлялось силами местного населения в порядке взаимопомощи. Назревала необходимость улучшения пожарной охраны Кургана и близлежащих селений.

 

Фотографии (13)