Зиневич Сергей Владимирович

заместитель руководителя территориального органа Главного управл

"За всеми успехами в создании прочной превентивной базы в области пожарной безопасности области стоит коллектив, обладающий знаниями, стремящийся к развитию и совершенствованию, чтящий традиции, заложенные предшественниками".- утверждает заместитель руководителя территориального органа Главного управления МЧС России по Тюменской области полковник внутренней службы в отставке Сергей Владимирович Зиневич.

О коллективе Сергей Владимирович говорит с энтузиазмом, называя имена своих соратников, учителей, рассказывая о достижениях структурных подразделений: отдела дознания, ИПЛ, межрайонных инспекций..., но сегодня мы задали несколько вопросов о лично его - Зиневича пути в государственном пожарном надзоре.

- Существует высказывание, что если у каждого мальчишки сбудется заветная мечта, наш мир заполнят пожарные и милиционеры. Стать пожарным было Вашей заветной мечтой?

- К семнадцати годам я не определился с выбором профессии. Этот выбор за меня сделали мои родители. Простые люди, вечные труженики, отец Владимир Яковлевич и мать Мария Захаровна, они, во что бы то ни стало, хотели дать мне высшее образование. Отец ставил мне в пример своих друзей-руководителей Аромашевского РОВД и пожарной части, утверждая, что с моим аттестатом и активной жизненной позицией, я смогу "выйти в люди". Уважение к людям в погонах у моих родителей, да и всех земляков было велико.
В общем, я поехал поступать в Омскую высшую школу милиции. Но, судьба готовила мне другую стезю, и прожив неделю в загородном лагере. Сдав один экзамен, я уехал домой. Отец принял моё решение с пониманием, и, посовещавшись, мы направились в

Свердловское пожарно-техническое училище.
Экзамены я сдал отлично, в аттестате за среднюю школу единственная четверка, словом я мог считать себя курсантом, но на мандатной комиссии я заявил, что учиться в училище не буду, и вновь уехал домой. Мне было сложно адаптироваться в чужом, взрослом мире, где все делалось по команде. Вероятно, я был слишком свободолюбив, а может, просто избалован (я у родителей поздний ребенок). Через неделю мы с отцом вернулись в училище, но начальник - полковник Митягин моих исканий не понял и заявил: - «Если поймешь, что это твоё, приедешь в следующем году!" И я приехал. Вновь сдал экзамены отлично, и на мандатной комиссии начальник училища сказал: - « Раз вернулся - будет толк!"

 - Оправдали надежды?
 - Я всегда любил учиться. В Аромашево успел с отличием окончить СПТУ№9 (в народе "Капуста"). Училище готовило специалистов для сельского хозяйства, и я получил профессию тракторист-машинист широкого профиля и водителя всех категорий. В Свердловском пожарно-техническом училище я окунулся в учебу, вникал в тонкости профессии, помогал товарищам, особенно в математике, свыкся с распорядком, понял принципы единоначалия. Результатом стал красный диплом и желание скорей приступить к работе, о которой я знал только в теории.

На государственном экзамене присутствовали представители комплектующих организаций. Вопросы мне задавал майор внутренней службы Иван Николаевич Маркин. Я до сих пор помню, как бойко отвечал ему тактику тушения складов резиново-технических изделий. Когда в УПО я увидел уже подполковника Маркина, он казался мне высшим авторитетом.
Я пришел в УПО не отгуляв, положенный отпуск. Александр Васильевич Никулин, в то время руководитель группы пропаганды, встретил меня в коридоре, узнав, что молодой специалист жаждет приступить к работе, оперативно оформил меня в свое подразделение и отправил догуливать отпуск.
- С чего начиналась служба?
 - С бибколлектора. В УПО была чудесная библиотека, в которой имелась литература всех направлений и профилей. В ней я и начинал службу. Изучал каталоги, собирал информацию из отделов и отделений о потребности в книгах и журналах, выписывал требуемые издания, формировал посылки и почтой отправлял в подразделения, тогда еще единой Тюменской области. Являясь сотрудником группы пропаганды я должен был писать статьи в периодические издания, доклады по направлению. Кроме того, за мной закрепили контроль над объектами ЖКХ. Именно ЖКХ с его проверками, предписаниями, административными взысканиями, проведением конкурсов "На лучшее противопожарное состояние жилых домов" стало отправной точкой в дальнейшем осознании профессии.
Но еще была цель, идея, заложенная отцом - получить высшее образование. Через год службы я должен был отправиться в Иркутский факультет Высшей инженерной пожарно-технической школы МВД СССР. Документы были направлены, вызов получен, но Никулин заявил: - «Не поедешь, пока не проведешь областной конкурс на лучшее противопожарное состояние жилых домов!" Сам конкурс провести было не сложно, и он был успешно проведен, но решение надо было направить во все подразделения области и округов. Сколько экземпляров?! В 1987 году при отсутствии компьютеров и множительной техники - это было невозможно. В типографии УВД были ротапринты, но существовала огромная очередь, желающих размножить печатные материалы. Выручил друг по училищу Рафаэль Мотыгуллин, который работал в оргстроевом отделении УПО. В общем, через неделю вопрос был решен и рапорт о моем отбытии подписан.
- Как складывалась карьера после окончания высшей школы?
- Вернулся в свою группу пропаганды, полгода возглавлял ее, а после перешел в отдел государственной статистики в должности начальника. Вот это была настоящая школа профессионального мастерства. Своеобразный штаб, подчиненный лично начальнику управления, который владел информацией обо всех структурных подразделениях УПО, обо всех проблемах и достижениях. На должности начальника отдела я сменил Александра Робертовича Вазенмиллера, который и предложил мою кандидатуру начальнику УПО Владимиру Григорьевичу Подушко. И вот я – старший лейтенант встал у руля информационно-аналитического отдела. Доклады, совещания, анализ работы, отчеты и еще десятки направлений деятельности подразделения стали на два года моим делом. Первые два совещания я буквально провалил. Но Подушко отнесся к этому с пониманием, попросив Вазенмиллера на первых порах помочь мне войти в колею. В отделе, по сути, являющимся школой руководителя высшего звена, работали Владимир Киселев и Ольга Кончанина. Втроем мы обрабатывали глобальный вал информации, и это при отсутствии компьютеров.
Через два года я был назначен на должность заместителя начальника отдела ГПН, затем возглавил этот отдел. В 1998 году был переведен на должность заместителя начальника Управления Государственной противопожарной службы УВД Тюменской области. Затем возглавил Управление государственного пожарного надзора ГУ МЧС России по Тюменской области, став Главным государственным инспектором Тюменской области по пожарному надзору. В целом в государственном пожарном надзоре я более тридцати лет.
- Стремительная карьера. Наверное, были трудности?
- Сегодня с позиций времени и опыта, мне думается, что все складывалось относительно гладко. Были опытные наставники, достаточно хорошие знания и коллектив, на который можно было положиться. Но один случай оставил в памяти глубокий след и показал, что не стоит пренебрегать мудрыми советами профессионалов. На коллегию в УВД - вышестоящую организацию мне нужно было подготовить справку для заслушивания. Коллегия была конечной точкой влияния на нерадивых руководителей подразделений, грозный разнос с вытекающими последствиями. Владея информацией о деятельности подразделений пожарной охраны, я подготовил справку о руководителе одного из них. Владимир Григорьевич Подушко не советовал мне поднимать этот вопрос, поскольку могут возникнуть проблемы с фигурантом. Но я был уверен в своей правоте и представил на коллегию именно этот материал. Фигурант на заседание не явился. Начальник УВД был возмущен, тем, что вопрос не подготовлен.

Подушко вызвал меня и предложил подготовить приказ о моем отстранении от должности, сказав: - «Я тебе говорил, а ты не послушал!". Я подготовил приказ, согласовал со всеми службами и документ лег на стол начальника УПО. В моей душе все кипело, но понимал, что виноват я сам.

Через несколько дней секретариат доставил мне почту, где лежал мой приказ с визой Подушко: - « Зиневичу на память." Я долго хранил его у себя, всякий раз обращаясь к этой ситуации, когда хотелось наказать провинившегося подчиненного. Это был мудрый шаг воспитания.
 - Сергей Владимирович, Ваша деятельность в ГПН пришлась на суровые времена перемен. Чем запомнилось это время?
- Большими делами. Был период нестабильности во всем, в том числе и в законодательстве, регулирующем пожарную безопасность. Законодатели не успевали за изменениями в социально-экономическом строе страны. Это заставило государственный пожарный надзор субъектов решать эти вопросы на местах. Начальник отдела ГПН Александр Васильевич Никулин подготовил проект и доказал необходимость усиления административной ответственности за нарушение норм и правил пожарной безопасности. Решением малого Совета областного Совета народных депутатов №157 от 1992 года нормы были приняты, и у ГПН появился мощный рычаг воздействия на нарушителей ППБ.

Прошло время и нормативные акты определились в законы. В 1994 году вышел первый Российский закон "О пожарной безопасности", постановление №157 было отменено. В условиях стремительной инфляции штрафы стали мизерными, следовательно, стала «проседать» правоприменительная работа, а безнаказанность, как известно, к хорошему не приводит.

Я решил написать закон об административной ответственности в сфере пожарной безопасности для субъекта, то есть для Тюменской области. Это была серьезная кропотливая работа. Нужны были рычаги воздействия, которые бы не вступали в противоречие с федеральным законом и в то же время были более действенными. До принятия закона в областной Думе надо было пройти ряд согласований, в том числе в прокуратуре, у независимых экспертов, докторов наук в области административного права. Это стоило душевных сил и моральных затрат, но цель была достигнута.

Следующий законотворческий труд - "Закон субъекта о пожарной безопасности» был результатом коллективной деятельности. В нем были прописаны социальные вопросы, и даже право предъявлять счета  за тушение пожаров. Закон сыграл роль в формировании внебюджетного фонда, направленного на укрепление пожарной охраны Известно, что эффективность пожарной охраны прямо пропорциональна противопожарной защищенности населения. На этапе смены двух социальных систем внебюджетный фонд позволил не развалить пожарную охрану. Уходило в историю плановое хозяйство, рушились, разорялись предприятия, исчезали совхозы, имевшие ДПК с техникой, которые прикрывали сельские населенные пункты. Внебюджет позволил сохранить их, более того создать на их базе отдельные посты.

В 2000 годах наступил очередной этап развития противопожарной безопасности субъекта, когда стало ясно, что пожарная охрана нуждается в плановом развитии. Тон задавал В.Г. Подушко, который на всех уровнях власти доказывал, что кроме рычагов воздействия, данных КОАП нужны системные плановые вложения в учреждения, прежде всего бюджетной сферы. Документы, предложенные нами, назывались не планы, а программы. Программно-целевой метод вложения средств в пожарную безопасность был поддержан Правительством области и дал желаемый результат.
-"Сколько вам нужно денег?"- спросил Губернатор Тюменской области Сергей Семенович Собянин на заседании Правительства. Я озвучил, что надо пол миллиарда на то чтобы решить все вопросы "социалки". Тогда я был далек от истины, да и деньги были другие. На три года была создана программа. После были программы по образованию и здравоохранению, объектам культуры и др.

Планы начали реализоваться. Мы первыми в Уральском Федеральном округе обеспечили все школы  пожарной сигнализацией. Эта деятельность вылилась в более высокую спираль: был заложен диалог между пожарным надзором и областной властью.
После серии пожаров в домах престарелых, прокатившихся по стране, на заседании Правительства мы докладывали Губернатору Владимиру Владимировичу Якушеву о проблемах в указанных учреждениях области. Губернатор предложил перейти от частного к общему, а именно выделил дополнительные штаты для создания отдельных постов, прикрывающих самые отдаленные территории, часть домов престарелых перевели в здания повышенной степени огнестойкости.

Мы одни из первых наладили конструктивную работу с бизнес сообществом по решению вопросов безопасности жителей нашей области. В частности мы заключили соглашения «О взаимодействии по организации контроля над соблюдением требований в области пожарной безопасности» с Тюменскими региональными отделениями Общероссийских общественных организаций «Деловая Россия» и «Опора России». Соглашение подписано и с Торгово-промышленной палатой Тюменской области.

Успехов в деятельности Управления государственного пожарного надзора Тюменской области можно назвать немало: тысячи мероприятий, направленных на предупреждение пожаров, от областных законов до личных бесед с каждым жителем сотен населенных пунктов. Результатом этой гигантской работы стало ежегодное снижения количества пожаров, гибели и травматизма людей на них. Сегодня перед ГПН стоят новые задачи: риск ориентированный подход, профилактика, от которой, по сути, мы никогда не уходили. -"Tempora mutantur et nos mutanturin illis (времена меняются и мы меняемся вместе с ними)"- гласит крылатое латинское выражение.

Фотографии (4)

Ветераны Тюменская область

Вазенмиллер Виктор Робертович
первый заместитель начальника ГУ МЧС России по Тюменской области