Гилемянов Равил Хабибянович

Мое появление в государственной противопожарной службе, наверное, было «спланировано свыше». Ведь стать «пожарным» и потушить первый пожар мне пришлось еще в возрасте 5 лет. А дело было так: мы с 85-летним дедушкой мылись в бане и дедушка, сильно попарившись, потерял сознание, упал и опрокинул самодельную керосиновую лампу. Вылитый из лампы керосин вспыхнул и начал гореть. Я опрокинул на очаг пожара стоявшее рядом ведро с водой и, к счастью, горение прекратилось. Стало темно, я испугался, голый побежал домой и сообщил обо всем своему отцу.

Родился и вырос я в с. Челкаково Бураевского района, вдали от столицы и крупных промышленных центров республики, поэтому о существовании военизированной пожарной охраны не знал и, конечно, не думал, что окажусь в пожарной охране. После окончания 11 классов Челкаковской средней школы в 1962 году я поступил в Уфимский нефтяной институт на горный факультет. В то время студентов 2-х групп горного факультета на 3 семестра отправляли в Октябрьский филиал нефтяного института, где мы, одновременно с учебой, еще и работали в буровых бригадах треста «Туймазабурнефть». После одного случая на работе, где оказался облитым с ног до головы нефтью, мне эта работа не понравилась, я уволился с работы и со второго курса бросил учебу в институте. Вернулся в родную деревню и начал работать в сельпо.

Попал в пожарную охрану я случайно. В 1964 году в Бураевский район для проведения агитационно-разъяснительной работы с целью комплектования подразделений ВПО личным составом и подбора абитуриентов в пожарно-технические училища приехал начальник группы кадров ОВПО-1 капитан вн. службы Сидляревич П.М., который при посещении нашего села и сагитировал меня поступить в пожарно-техническое училище.

Вот так в 1964 году я поступил в Свердловское пожарно-техническое училище и с тех пор моя жизнь на многие годы была связана с государственной противопожарной службой, которая привлекла своей динамичностью, четкой организацией деятельности, направленной на оказание помощи людям в беде, и своими интересными людьми, а затем и с фондом пожарной безопасности, деятельность которого также связана с пожарной охраной и бывшими ее сотрудниками.

За 3 года учебы в СПТУ были получены необходимые знания по пожарной безопасности и организации службы и боевой работы пожарных подразделений. Из нашей республики в одной группе со мной учились еще 6 человек– Абрамов А.И., Бурмистров В.А., Абдуллин Р.В., Зайцев А.В., Гисматуллин Д.М., Усманов Р.Х. , а также параллельно в других группах и дивизионах еще 3 – Каримов С.Б., Хабибов Р.Т. и Ахтямов (имя и отчество не помню).

После  окончания  училища с отличием в 1967 году я был направлен для прохождения службы во вновь созданную пожарную часть - ВПЧ-26 ОВПО-1 по охране Уфимского химзавода инструктором пожарной профилактики. Здание пожарного депо для части только еще строилось, а мы размещались в здании одного из цехов завода и три инструктора пожарной профилактики несли службу круглосуточно (сутки через двое). В декабре этого же года начальником ОВПО-1 майором вн. сл. Лубошевым Ю.Ф. я был направлен начальником караула в ВПЧ-10 по охране Уфимского НПЗ им. ХХ съезда КПСС (ныне ПО «Уфанефтехим»). В боевом расчете дежурных караулов ВПЧ-10 в то время было по 32 человека личного состава и по 5 единиц основной и специальной пожарной техники, управлять такими силами без практического опыта было нелегко. Самым первым наставником, направлявшим мои первые самостоятельные шаги в службе и жизни, учившим тонкостям работы с личным составом и на все последующие годы оставшимся для меня примером, был человек с большим жизненным опытом, участник Великой отечественной войны бывший начальник ВПЧ-10 полковник вн.сл. Мустафин Ильяс Шарифуллович. Кроме него, большую помощь в организации службы вверенного мне караула оказали начальники других караулов части Валитов Марат Галиахметович и Калугин Александр Николаевич, которые имели необходимый практический опыт. Выезды дежурного караула на пожары и загорания были довольно частые. Особо запомнился пожар, происшедший на установке 1-А, где я и Хабибов Р.Т. из ВПЧ-27 получили практически первое боевое крещение, будучи начальниками караулов. Пожар произошел ночью, был сложным, горение происходило на отметке +56м, в его тушении участвовали силы пожарной охраны по номеру «Пожар №3».  В организации боевой работы караула при тушении пожаров большую помощь мне оказывали такие опытные командиры отделений, как участники Великой отечественной войны Халитов Х.Ш. и Бронников К.Г.

В 1969 году я поступил учиться на инженерный факультет Высшей школы МВД СССР, который в настоящее время преобразован в Академию ГПС. На курсе из Башкортостана учились вдвоем с Карповым Виктором Гавриловичем. За 4 года учебы на факультете были получены более углубленные знания в пожарном деле, а также одновременно с учебой я, по возможности, участвовал в научно-исследовательских работах, что очень пригодилось в  последующей служебной деятельности.

После окончания учебы в 1973 году по распределению я приехал в родную республику и был назначен на должность инженера отдела ГПН Управления пожарной охраны, где под руководством заместителя начальника УПО подполковника вн. сл. Пестерева В.И. и заместителя начальника отдела ГПН майора вн.сл. Губайдуллина Р.Х. занимался вопросами организации пожарно-профилактической работы в закрепленных районах республики.

В июле следующего 1974 года, учитывая мои склонности к исследовательской работе, меня назначили начальником пожарно-технической станции (ПТС). Работа в ПТС была очень интересная, связана с исследованием пожаров, а также пожарной опасности веществ и материалов. ПТС республики Башкортостан была одной из крупнейших в стране и размещалась в здании второго пожарного депо на въезде на Уфимский завод синтетического спирта (ныне ПО «Уфаоргсинтез»). За 1974-1978 годы была проведена большая работа по укомплектованию ПТС лабораторными установками для исследования пожарной опасности веществ и материалов. По этому направлению деятельности ПТС активно сотрудничала с ВНИИСПТнефть (ныне ИПТЭР), Уфимским филиалом ВНИИХСЗР (ныне ВНИТИГ) и другими научно-исследовательскими институтами республики. В 1978 году был приобретен автомобиль-лаборатория со специальным оборудованием (один из первых в стране), что сыграло большую роль в оперативном исследовании пожаров и проведении других исследовательских работ. С целью оперативного выезда на пожары и сбора необходимых материалов для их исследования было организовано круглосуточное дежурство старших мастеров ПТС в дежурной службе пожаротушения. Средний и старший начсостав ПТС находился на домашнем дежурстве и выезжал практически на все крупные и специфические пожары для установления причины их возникновения, составления описания. После выезда на каждый пожар составлялось техническое заключение, где отрабатывались вопросы причастности технических причин к возникновению данного пожара. В эти годы впервые было организовано проведение на базе лабораторий Уфимского авиационного института (ныне УГАТУ) и Уфимского нефтяного института (ныне УГНТУ) рентгеноструктурного анализа металла электроустановок со следами короткого замыкания, изъятого в очаге пожара, для определения причастности короткого замыкания к  возникновению пожара.

Работа в ПТС по исследованию пожаров было связано с частыми выездами в командировки, что создавало большие трудности нашей молодой семье, где уже было двое маленьких детей, и поэтому когда мне в октябре 1978 года предложили более «спокойную» работу начальника отделения ГПН при Уфимском филиале ВНИИХСЗР (ныне ВНИТИГ), я с удовольствием согласился. Коллектив отделения ГПН был небольшой, всего 4 человека, и занимался организацией пожарно-профилактической работы и обеспечением контроля за соблюдением требований пожарной безопасности на объектах института.

Но тяга к научно-исследовательской работе берет свое. Проработав начальником отделения ГПН при ВНИТИГ всего полтора года, после преобразования ПТС в испытательную лабораторию (ИПЛ) с расширением штатов, в марте 1980 года я опять согласился вернуться на должность заместителя начальника ИПЛ, и …сразу после назначения на должность, прямо из кабинета начальника Управления пожарной охраны опять уехал в командировку на исследование пожара. Супруга, конечно, была не в восторге от моих частых командировок, но постепенно с этим свыклась. Я, работая в ИПЛ, и позже, находясь в других должностях в Управлении ГПС до ухода на пенсию, участвовал составе комиссий по расследованию практически всех крупных пожаров и аварий, связанных со взрывами и пожарами.

В связи с сокращением штатов ИПЛ, в марте 1986 года я был переведен на должность заместителя руководителя пожаротушения по мобилизационной работе, в обязанности которого входила подготовка к созданию спецподразделения ВПО для тушения пожаров в г. Уфе в особый период.

В декабре 1987 года был назначен на должность заместителя начальника Отдела службы и пожаротушения УПО, курирующего пожарную охрану объектов. Я  занимался вопросами организации проведения пожарно-технического обследования охраняемых ВПО пожаровзрывоопасных объектов и составления предписаний ГПН по результатам обследования, тесно взаимодействуя при этом с руководителями отрядов и частей по охране объектов. В эти годы во время усиленного варианта службы при всех праздниках для меня «вторым домом» были города Стерлитамак, Салават, Ишимбай, Мелеуз, Кумертау, где сосредоточены охраняемые ВПО крупные пожаровзрывоопасные промышленные предприятия.

В феврале 1990 года я был назначен начальником отдела гражданской обороны и военно-мобилизационной работы УПО, а в ноябре 1993 года начальником Базы обеспечения мобилизационной готовности спецподразделений ГПС и с этой должности в октябре 1996 года ушел на пенсию. За этот период было немало сделано для обновления и корректировки мобилизационных документов, изучения и организации подготовки приписного состава спецподразделений ГПС, расширения складской базы для хранения материально-технических средств «НЗ», улучшения условий их содержания, учета и своевременного освежения.

В период службы в ГПС как опытный пожарный специалист неоднократно участвовал в пожарно-технических конференциях и выставках, а в сентябре 1993 года по направлению руководства УГПС выезжал в служебную командировку в Италию для изучения новых систем пожаротушения, применяемых на объектах нефтехимии.

После ухода на пенсию я старался не терять связь с пожарной охраной. В октябре 1997 года по предложению руководства УГПС я был принят в Фонд пожарной безопасности на должность директора филиала ФПБ по Республике Башкортостан. Непосредственно занимался организационными вопросами создания и регистрации филиала ФПБ, а затем около 8 лет руководил его деятельностью, тесно взаимодействуя при этом с руководством УГПС и членами Попечительского совета, постоянно опираясь на их поддержку и помощь. Филиал ФПБ по Республике Башкортостан по основным показателям работы всегда являлся одним из передовых в Фонде пожарной безопасности, уступая только филиалам по г. Москве, Московской области, г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, оказывал достойную помощь противопожарной службе республики особенно в тяжелые годы конца 20 и начала 21 веков для материальной поддержки подразделений ГПС, оказания помощи сотрудникам и ветеранам пожарной охраны.

После увольнения в 2005 году из Фонда пожарной безопасности продолжил работу по своей специальности инженера пожарной техники и безопасности: по приглашению бывшего начальника УГПС Лубошева Ю.Ф. 2 года работал инженером по охране труда и пожарной безопасности в ООО «Баштехстрой», а затем по предложению бывшего Первого заместителя министра МЧС республики Махмутова Р.М. с 2007 по 2013 г.г. занимался в Учебно-тренировочном комплексе «Башкирэнерго» преподавательской деятельностью по пожарной безопасности.

Вот так вся моя жизнь и практическая деятельность в течение последних 50 лет связана с пожарной охраной, а также применением полученных в ней знаний по пожарной безопасности в других организациях.

Поделиться

Ветераны Республика Башкортостан