Династия Подгорбунских

Династия пожарных Подгорбунских - старейшая пожарная династия в Карелии. Родоначальник династии Иван Евгеньевич в пожарной охране с 1942 года!

Династия Подгорбунских – старейшая в пожарной охране Карелии. Подгорбунский Иван Евгеньевич родился в 1899 году в деревне Залесово Подосиновского района Кировской области. Окончил начальную 4-летнюю школу, трудиться начал еще подростком, работал в колхозе «Путь Октября» счетоводом, затем инструктором - бухгалтером. В 1937 году Иван Евгеньевич переехал с семьей в Мурманск и после окончания курсов бухгалтеров до начала Великой Отечественной войны работал по специальности на судоверфи.

В августе 1941 года Иван Евгеньевич был призван в Красную Армию, и направлен в 112-й запасный стрелковый полк 14-й армии Карельского фронта. Полк дислоцировался в небольшом военном городке в районе города Кандалакша. Численность полка постоянно менялась. В него прибывали большие группы мобилизованных из разных концов страны. Красноармейцы проходили ускоренный курс обучения и тысячами отправлялись кто на фронт, кто на различные оборонные  объекты.

7 июля 1942 года Наркомом обороны было дано указание штабу Карельского фронта выделить 40 человек военнообязанных на укомплектование военизированной пожарной охраны Беломорского торгового порта.

«Отберите 120 человек старших возрастов до 45 лет включительно, негодных к строевой службе в армии, но годных к несению службы в пожарной охране. Собранных к 15.7.42 г. направить:

а) 80 человек в распоряжение Начальника отдела пожарной охраны УНКВД по Мурманской области, г. Мурманск.

 б) 40 человек в распоряжение Начальника отдела пожарной охраны УНКВД по КФССР г. Беломорск.»

Этот документ и стал той отправной точкой, положившей начало большой династии Подгорбунских: в возрасте 43 лет Иван Евгеньевич начал службу в пожарной охране Карелии.

Этим распоряжением, полученным командиром 112-го запасного стрелкового полка, в июле 1942 года Иван Евгеньевич Подгорбунский был направлен в военизированную пожарную команду НКВД Беломорского торгового порта.

Во время войны порт на Белом море имел важнейшее стратегическое значение для нашей страны. Через него шел огромный поток грузов для фронта и оборонной промышленности. Поэтому охране порта от бомбежек и пожаров уделялось большое внимание.

В боевом расчете пожарной команды стоял автомобиль ГАЗ-АА, переданный из 2-й Беломорской  городской пожарной команды, а в резерве находился автонасос ЗИС-11 из 1-й ГПК. Начальником команды был назначен Волков Иван Степанович. Среди личного состава команды были такие известные в пожарной охране сотрудники, как Горемыкин Иван Тимофеевич, Козлов Михаил Герасимович, Баранов Илья Терентьевич, Косов Леонид Васильевич и Подгорбунский Иван Евгеньевич.

Иван Евгеньевич службу в пожарной охране начал рядовым пожарным, а уже через год был переведен на должность инспектора Отдела пожарной охраны НКВД КФССР. В октябре 1943 года ему было присвоено звание старшего сержанта.

После освобождения Карелии, Ивана Евгеньевича направили на курсы районных пожарных инспекторов, по окончании которых он получил новое назначение в Олонецкое районное отделение НКВД КФССР.

Районным пожарным инспектором Олонецкого района Иван Евгеньевич был в самые трудные послевоенные годы. Ему приходилось заниматься не только профилактической работой по предупреждению пожаров, но и самостоятельно вести дознание, проверку по делам о пожарах, а также «наводить порядок на объектах по укреплению противопожарной безопасности, принимать меры воздействия к нарушителям правил пожарной безопасности путем предупреждения или наложением денежного штрафа» - отмечалось в служебной аттестации на Подгорбунского И.Е. в 1948 г. Там же приводится и характеристика личных качеств Ивана Евгеньевича. – «Показал себя дисциплинированным и способным работником пожарной охраны. Все распоряжения и возложенные на наго обязанности выполняет аккуратно, с чувством ответственности. Пользуется авторитетом среди партийно-советских органов и среди населения района. Во всех колхозах организованы Добровольные пожарные дружины, которым оказывается практическая помощь. Все Добровольные пожарные дружины охвачены социалистическим соревнованием. К себе требовательный, культурный, вежливый.»

Подгорбунский Иван Евгеньевич вышел в отставку в 1956 году. За многолетний добросовестный труд во время Великой Отечественной войны и в послевоенные годы он был удостоен правительственных наград – медалью «За оборону Советского Заполярья», медалью «За победу над Германией», медалью «30 лет Советской Армии», знаком «Лучшему работнику пожарной охраны», грамотой Главного Управления Пожарной охраны МВД СССР, грамотой НКВД КФССР.

Андрей Подгорбунский, полковник внутренней службы, ветеран пожарной охраны

Об этапах становления советской и российской пожарной охраны знаю не понаслышке. В пожарной охране трудилась моя семейная династия. Дед Иван Евгеньевич – основоположник династии в пожарной охране с 1942 года, начинал свою работу районным пожарным инспектором в Олонецком районе. Оба родителя также трудились в пожарной охране г. Петрозаводска. Мама работала диспетчером, отец – начальником караула.

Я сам проработал здесь тридцать лет. О том, что связал свою судьбу с профессией пожарного не пожалел ни одного дня. Твёрдо верю в важность и необходимость этой профессии.

Перефразируя слова известного советского классика, могу сказать, что всем лучшим во мне я обязан противопожарной службе Карелии, поскольку именно здесь прошли мои лучшие годы жизни. И это на пустые слова.

Сказать, что я с раннего детства  знаком с пожарной охраной Карелии, значит не сказать ничего. Дело в том, что я практически родился в пожарной части № 1 г. Петрозаводска, т.е. через неделю после рождения первым в жизни моим домом стала пожарная часть. В то время здание находилось на пересечении проспекта Урицкого и ул. Калинина, напротив кинотеатра Сампо. Здание пожарной части представляло собой деревянное двухэтажное строение. Часть первого этажа и весь второй отдавались под общежитие для работников и сотрудников Петрозаводского гарнизона пожарной охраны. Родителям выделили комнату в общежитии на втором этаже, с единственным окном, которое выходило во двор. Это была очень маленькая комнатка, примерно девять квадратных метров, в которой кроме кровати, стола и стульев больше ничего не помещалось. Но мои родители были довольны и этим жильём.

Главный фасад здания части выходил на улицу Калинина, туда же выезжали основные пожарные автомобили по сигналу тревоги. Во дворе пожарной части были расположены гаражи для автомобилей, складские помещения, хозяйственные постройки, пилорама, а также учебная башня, бумы и заборы для преодоления 100-метровой полосы с препятствиями, волейбольная площадка. Во двор пожарной части без разрешения было не пройти, территория части была огорожена забором, ворота были закрыты на замок, а у калитки всегда находился вооруженный постовой из числа пожарных.

Часто я видел, как пожарные занимаются на учебной башне и, как мне казалось, причудливо перепрыгивают через забор и бегают по пожарному буму. Особенный трепет вызывал пожарный автомобиль на шасси «МАЗ», который выезжал по тревоге по повышенному номеру вызова. Это был небольшой пожарный водоём на колёсах, он выезжал в те районы города, где было плохое противопожарное водоснабжение.

Мы, дети сотрудников, были частыми гостями в самой пожарной части. Мы видели, чем и как занимается личный состав дежурного караула, особенно нам нравились большие красные пожарные машины. Дежурные караулы были многочисленными, а среди личного состава было немало людей, которые прошли суровую школу Великой Отечественной войны и были отмечены государственными наградами Советского Союза.

Так состоялось моё первое знакомство с пожарной охраной Карелии, в здании, где я прожил семь с половиной лет.

Затем родители получили квартиру, и мы переехали в новый дом. Учась в школе, я иногда приходил к отцу на работу. В отдел пожарной охраны, который находился на четвертом этаже здания МВД Карелии. Там я впервые повстречался с такими легендарными людьми, как Кубасов А.И., Латышев Г.Н., Михайлов А.С., Репин Н.А., Короткевич Н.М, Поляков В.И., к сожалению, многих из них уже нет с нами.

После окончания средней школы, я вместе со своим школьным другом Цедриком С.Г. поступил в Ленинградское пожарно-техническое училище МВД ССР. В училище я познакомился с другими ребятами из Карелии – Тройняковым И.В., Лукиным Г.Е., Жученко С.А., Аникиевым Н.А., а на курс старше нас учились Занько В.И. и Пушкаревич С.А., которые помогали нам словом и делом.

После окончания училища в 1980 году все шесть выпускников с нашего потока были распределены по пожарным частям г. Петрозаводска. Я был назначен инспектором госпожнадзора в пожарную часть № 4. В то время здание ПЧ-4 было совсем небольшим, одноэтажным. К зданию части примыкала двухэтажная пристройка, где на втором этаже находилось общежитие для сотрудников части.

Первым моим прямым начальником был майор Пекша К.С., возглавлявший ПЧ-4, а непосредственным – капитан Инютин Ю.Б., который отвечал за госпожнадзор. Вся инспекция состояла из восьми человек, из которых четыре человека составляли инженерно-инспекторский состав и четверо были младшими инспекторами. Это был очень дружный коллектив, который располагался в одном помещении. Все объекты Октябрьского района г. Петрозаводска распределялись между инженерно-инспекторским составом по отраслевому признаку, кроме этого у каждого инспектора была еще и специализация по какому-либо направлению. Например, старший инспектор Медведев В.П. специализировался на новостройках, инспектор Макаренков Н.В.- на дознании, я - на автоматике, а инспектор Климкин В.А. – на административной практике. У младших инспекторов - Кагачечой А.В., Дурягина В.Д., Левченко О.В., Гришкиной Л.Н., впоследствии Киселёва В.И. основным направлением деятельности была работа по профилактике пожаров в жилом фонде, а также по обучению населения и пропаганде требований пожарной безопасности.

Кроме того, за младшими инспекторами для профилактического обслуживания были закреплены небольшие объекты (административные здания, магазины, мастерские, ЖЭУ и т.д.). Впоследствии некоторые сотрудники из числа младших инспекторов стали достойными офицерами, возглавили структурные подразделения госпожнадзора как в г. Петрозаводске, так и в республиканской структуре. С некоторыми из них у меня сложились добрые, товарищеские отношения на протяжении всей моей службы.

После окончания Московской высшей инженерной пожарно-технической школы в 1986 году, я был направлен для дальнейшего прохождения службы на должность начальника отделения госпожнадзора Беломорского районного отдела внутренних дел. По прибытию к новому месту службы, я сразу узнал, что репутация пожарной охраны района среди местного населения была, мягко говоря, «подмоченной». Буквально за полгода до этого в центре Беломорска поочередно произошло два резонансных пожара. Сгорели практически до основания двухэтажное деревянное здание гостиницы, а затем ещё и деревянное с печным отоплением здание городской пожарной части.

За эти происшествия был отстранен от занимаемой должности предыдущий начальник ГПН Грибанов И.Д.. Он не был виновен в этих пожарах, но крайним сделали его. Я несколько раз встречался с ним, и после его рассказа мы решили подготовить письмо в отдел пожарной охраны и в кадровый аппарат МВД Карелии по поводу его восстановления на службе в органах внутренних дел, но через два месяца он трагически погиб. Тогда, после нашего разговора с Грибановым И.Д. я понял, что в Беломорском районе придётся отвечать не только за государственный пожарный надзор, но и за Беломорский отряд пожарной охраны, в состав которого входило три пожарных части с общей численностью личного состава около 80 человек.

В Беломорске я впервые оказался в милицейской среде, поскольку отделение ГПН входило в состав районного отдела внутренних дел (РОВД) и моим непосредственным командиром стал начальник РОВД майор милиции Шакола Г.Ф.. Ранее мне так тесно не приходилось работать с милицией, за исключением работы на пожарах. Тем не менее, мне удалось достаточно быстро установить персональные отношения со всеми руководителями структурных подразделений Беломорского РОВД, что впоследствии положительно сказалось на результатах служебной деятельности отделения ГПН. Через некоторое время меня избрали председателем товарищеского суда чести среднего и старшего начальствующего состава Беломорского РОВД.

В состав отделения ГПН входило четыре человека. Более старшие и опытные сотрудники Беломорского РОВД над нами подшучивали, называя нас отделением лейтенантов. И действительно, у меня было звание старший лейтенант, у старшего инспектора Ершова А.В. – лейтенант, у  инспекторов Тарасюка А.Ю. и Певгонена В.В. – лейтенант, у инспектора Мелихова Ю.П. – младший лейтенант.

Есть такое крылатое выражение «огонь легче предупредить, чем потушить», готов поспорить, предупредить бывает также непросто. Любому инспектору ГПН хорошо известно, как нелегко работать с руководителями разных уровней, особенно с «крепкими» хозяйственными, которые имеют хорошие связи с нужными людьми и не желающие выполнять законные требования сотрудников ГПН. Особенно тяжелое впечатление остаётся, когда занимаешься расследованием пожаров, и видишь, как часто невинные люди остаются практически без средств существования. Когда за считанные минуты сгорает кров и имущество, нажитое за долгие годы, а иногда и за всю жизнь.

Я вышел в отставку в 2010 году , но связь с пожарной охраной, с МЧС на утрачиваю, так как продолжаю трудиться в Чрезвычайной страховой компании.

Поделиться
Фотографии (12)

Дополнительные материалы