Отправной точкой пожаротушения на Русском Севере считается 30 июля 1866 года, когда постановлением городской думы в Архангельске создается городская пожарная команда. В состав команды входили: 1 брандмейстер, 2 помощника, 4 каланчовых сторожа, 70 пеших волонтёров, 30 конных волонтёров, 20 пожарных служащих.

Дореволюционный Архангельск сгорал дотла шесть раз. Первый большой пожар произошёл в 1611 году. В огне сгорели посады слободы Стрелецкой, Пушкарской, Жилецкой. Посадские разбрелись по деревням.

Сплошь деревянный, беспорядочно застраиваемый город страдал от пожаров. Ежегодно с наступлением весны издавались указы о запрещении топки печей в домах, банях, исключая, как писали «Архангельские губернские ведомости» «особенных каких-либо случаев, например, родины или крестины». Большой пожар в 1637 году истребил деревянную крепость и монастырь Архангельский, который после него не был восстановлен. На месте его выстроена была церковь во имя Архангела Михаила.

Город был восстановлен, но снова выгорел в 1667 году. При этом жертвою пламени сделались две церкви, оба гостиных двора и многие другие здания. Причиной пожаров большей частью было неосторожное обращение с огнём. А поэтому для большей безопасности на будущее время царь Алексей Михайлович в 1668 году послал в Архангельск иноземных градостроителей: Петра Марселиса и Вильема Шарфа. Они выстроили общинную крепость на Двинском берегу.

В 1698 году огромный пожар опустошил Холмогоры. Пожар продолжался двое суток и уничтожил целый Елинский посад. Сгорели две церкви (Троицкая и Благовещенская ) , таможня, пять казённых питейных изб, 48 хлебных и соляных амбаров, 216 лавок и множество посадских и других домой. После этого пожара население Холмогор сильно уменьшилось. До него, обыкновенно, Холмогорские торговцы, прожив целое лето в Архангельске, осенью возвращались домой. Теперь многие не захотели вновь строиться на пожарище и переселились в Архангельск.

В 1770 году, а по рассказам туземных старцев, гораздо раньше, в Ижемском селении был страшный пожар, истребивший большую часть обывательских домов со всем имуществом. В том числе сгорела и деревянная церковь. Один только образ Преображения Господня уцелел среди всеобщего истребления. В 1767 году губернский прокурор Нарышкин «задумал» согласить граждан Архангельска освещать улицы города фонарями, хотя лишь в осеннее время. «Ночи столь темны бывают», - писал он в губернскую канцелярию»,- что совсем человеку видеть не можно, и часто случается по ночам не только воровства, но и смертоубийства». Как сообщали «Архангельские губернские ведомости» граждане не кинулись на нововведение, а обсудили зрело такое неслыханное предложение. Городское общество постановило вопрос в виде дилеммы: без фонарей – опасность от грабительства, с фонарями («так как они должны быть освещены огнями») – опасность от зажигательства. Что делать? Надо ли «соблазняться разорительною роскошью уличного освещения?». В конце концов было решено, потому, что «сама по себе затея хорошая, но всё же фонари не нужны, потому, что не будет спасения от злодеев-зажигателей».

Пожар 1779 года принёс непоправимый вред истории, уничтожив архив губернской канцелярии с документами воеводского правления. «В огне, - пишет В. В. Крестинин»,- безвозвратно погибли самые нужные и верные свидетельства к изъявлению прежних дел и нравов нашего двинского народа». В течение 1779 года центральная часть набережной города выгорела дважды. Пожарами были уничтожены вместе с губернским домом все старинные ряды лавок, кузниц, амбаров. «Чрезвычайным пожаром» называется в документах пожар 1793 года. Два дня пылали здания и мостовые, в центре Архангельска огнём было уничтожено 1220 строений из общего числа построек 1650. Не только деревянных, но и 14 каменных строений унёс огонь. От искры, вылетевшей из трубы самовара, мещанской вдовы Дарьи Черепановой,  начался этот пожар. Загорелся дом. Беспощадное пламя перекинулось на соседние дома, и огненный вихрь закружил над городом. Горели не только жилые дома, но и тундровая почва. Старый Архангельск был разрушен на пространстве от Воскресенской  ул. до Театральной ул. С одной стороны, а с другой – от берега Двины до болот. Тысячи архангелогородцев остались без крова и были обречены на полное обнищание.

Из пожаров, опустошивших город в период времён от Петра I до Екатерины Великой, особенно жестоки были пожары в 1724, 1738, 1753, 1777, 1779, 1784, 1793 г.г.

Екатерина вторая старалась утешать несчастных, пострадавших от пожаров, которые чаще, чем в каком ни будь городе нашего обширного отечества, свирепствовали в Архангельске. Екатерина назначила 12 тыс. рублей для возобновления казённых домов и ссудила своих подданных, лишившихся крова, беспроцентной ссудой 36 тысяч рублей. В то же время приказала исследовать причины пожаров. Оказалось, что большую часть они происходили от неосторожности, а делались такими опустошительными потому, что дома были выстроены один к другому, улицы были слишком тесные, а тушить было нечем и некому.

Страшные и опустошительные пожары бушевали по всей Российской империи. Нужно было искать какой то выход…

!!!!!!!!!!!!!!!!!

Отправной точкой пожаротушения на Русском Севере считается 30 июля 1866 года, когда постановлением городской думы в Архангельске создается городская пожарная команда. В состав команды входили: 1 брандмейстер, 2 помощника, 4 каланчовых сторожа, 70 пеших волонтёров, 30 конных волонтёров, 20 пожарных служащих.

150 лет назад предшественники современных огнеборцев выезжали на происшествия на конно-бочечном ходу. Производительность такой «техники» была крайне невелика, средства защиты органов дыхания, без которых невозможно работать в дыму, отсутствовали. Сегодня о тех временах напоминал лишь старинный ручной насос и ретро-автомобиль «ГАЗ-АА» 1938 г.в., который состоял на вооружении в пожарной части до 1960-х годов.

Фотографии (7)