Подшивалин Николай Павлович

руководитель службы пожаротушения

Согласно плану «Барбаросса» ранним утром 22 июня 1941 года, немцы без объявления войны вторглись на территорию Советского Союза. Шестнадцатилетний житель одного из сел Рассказовского района Николай Подшивалин был слишком молод, чтобы отправиться на фронт в рядах Красной армии в первые дни войны. Не один раз он обращался в местный военкомат с просьбой зачислить его в армию, но неизменно получал ответ с формулировкой: «Подожди, придет и твое время». Он возвращался домой только для того, чтобы снова пойти проситься на фронт.

Его время пришло в декабре 1942 года, за месяц до совершеннолетия. К этому моменту на фронте уже воевали сестра Николая Павловича и отец.

Николай Подшивалин уходил на фронт последним, но, как и отец с сестрой, вернулся домой живым. Правда, его война закончилась отнюдь не 9 мая 1945 года. Он прослужил в рядах Красной армии до 1950 года, продолжая бороться с частями и банд-формированими ОУН—УПА на территории Западной Украины.

Но это было будущее, которое в жизни молодого тамбовчанина пока даже еще не показалось на горизонте. Пока шел морозный декабрь 1942 года, и Николай Павлович, наконец-то, получил долгожданную повестку. Путь его лежал сначала в учебные части под Воронеж, а уже потом на Украину, в Харьков.

23 августа был освобожден Харьков, практически полностью разрушенный оккупантами. Здесь, на руинах города и произошла одна из самых памятных встреч в жизни Николая Подшивалина. Уже полгода находясь на фронте он совершенно не получал вестей о судьбе отца и сестры. И какого же было его удивление, когда он столкнулся буквально нос к носу с отцом на железнодорожном вокзале, ожидая состава для очередной переброски.

- В Харькове проходило переформирование войск и армий, и народу там в те дни было уйма. Десятки тысяч человек со всех уголков Союза. Меня тогда мучала лютая малярия. Трясло многих. Были даже смертельные случаи. Со мной служили два брата-близнеца из Мичуринска. Заболели оба. Их не спасли. Да и я то ходил на грани. В какой-то момент я даже решил: «уж лучше на фронте погибнуть, чем тут, от малярии». Вот в этот момент и произошла наша с отцом встреча. Нас уже по вагонам грузили, ну, и началась перекличка и на окрик «Падшивалин!», откликнулся я и еще кто-то. Присмотрелся – батя стоит. Я весь трясусь из-за своей малярии. Он подошел ко мне обнял, расплакался.

В итоге от малярии Николая Павловича вылечили два украинца – друзья его отца. Почти насильно напоили юношу водкой и закутали в несколько шинелей. По воспоминаниям Николая Подшивалина, после такой терапии он не заболел больше ни разу до конца войны.

Отца Николай Подшивалин больше не видел до пятидесятого года, до того момента, пока не вернулся домой. А вот с сестрой его пути пересеклись. В конце 44 года, во Львове. После короткой встречи, сестра с частями армии двинулась дальше на Запад, а Николай Подшивалин остался на территории Правобережной Украины еще на шесть лет, уже в составе конвойного полка НКВД.

В ночь на 21 сентября 1943 года началось форсирование Днепра - эпопея массового героизма советских воинов. Все это время, в ее рядах сражался и молодой тамбовчанин Николай Подшивалин. Его пулеметно-минометна рота не единожды отличалась в боях и сражениях. Были и потери, причем, не малые. Но Николая Подшивалина будто заговорили от ранений. За всю войну у него лишь пара царапин, он даже в госпитале ни разу не был.

Страдал молодой тамбовчанин не от ран. В годы войны тяжелее всего давался голод.

- Одно из самых стойких воспоминаний о войне, до сих пор – постоянное чувство голода, с которым мы засыпали, просыпались, шли в атаку и отступали. Ни смерти товарищей, ни победы в сражениях, ни что так не отложилось в памяти как это ненавистное чувство постоянного голода.– Но даже рассказывая об этом Николай Подшивалин не перестает смеяться и улыбаться.


В начале 1944 года Советский Союз вступил в завершающий период Великой Отечественной войны. Битва за освобождение Украины, которая длилась 680 суток, стала важнейшим этапом на пути к победе над нацистской Германией и ее союзниками. После этого знаменательного события Красная армия победоносным маршем отправилась дальше по направлению к Берлину. Но фронтовая поступь Николая Подшивалина остановилась в Западной Украине. Пока, его сослуживцы гнали коричневую заразу домой, Родина бросила ему новый вызов – на территории освобожденной Украины еще бушевал огонь боев и столкновений, бесчинствовали разрозненные отряды Украинской повстанческой армии. Против которой выступили полки НКВД, в которые и перевели Николая Подшивалина.

Счастливое известие об окончании войны он встретил во Львове.

- Каждый раз на поле боя, как бы ни было тяжело, мы с ребятами думали, что в День Победы обязательно пойдем фотографироваться, чтобы память об этом светлом дне жила с нами на фотографии всегда, - вспоминает Николай Павлович Подшивалин. Памятная фотография действительно до сих пор украшает одну из стен его квартиры в Тамбове.

- День для нас был самый обыкновенный. Радовались, конечно! Устраивали залпы из оружия, фотографировались, поздравляли. И без ста граммов не обошлось! Но для нас – полков НКВД война на этом не закончилась. Бандеровцы не сложили оружия вместе с гитлеровцами.

ОУН—УПА вела особенно активную вооруженную борьбу против советской власти в западных областях в послевоенный период.

- Страшное время. На фронте знаешь, где чужие, где свои. А тут вроде как кругом свои, а из-за каждого дерева постоянно ждешь выстрела, спиной пулю ждешь. Хорошо если просто застрелят. Были у нас случаи, когда советских солдат, попавших в плен, бандеровцы раздевали, привязывали к дереву, обливали бензином и заживо сжигали. И по лесам за партизанами ОУН бегали, и пленных на железнодорожных эшелонах конвоировали. И побеги у нас случались, а потом, как ищейки по нескольку дней беглых преследовали. Всякое бывало. Пять лет, много, чего было.

Демобилизовался Николай Подшивалин только в 50-ом году. И здесь началась нова, мирная, но не менее насыщенная на события жизнь. Еще в армии, в 47-ом году, под Львовом он узнал, что это за игра такая – футбол. Начал гонять мяч, да так, что многие засматривались на молодого тамбовчанина. И быть ему выдающимся спортсменом, если бы не постоянная занятость – надо было и страну из руин отстраивать, и дома хозяйство поднимать.

Вернувшись домой, в Рассказово, Николай Подшивалин начинает работать, но и футбол не бросает, и спустя два года на областных соревнованиях его замечают и приглашают, памятуя о его службе в частях НКВД, на работу в областную организацию Комитета госбезопасности. Свою роль, и не малую, сыграли в этом предложении и спортивные таланты Николая Павловича. Футбольной команде КГБ как раз и нужен был такой взрывной, резкий и быстрый, хорошо чувствующий партнеров и читающий игру правый крайний.

Так в жизни Николая Павловича открылась страница под названием «Большой футбол», но есть у нее и еще одно название «Пожарная служба».

За годы службы он не раз выигрывал различные состязания в составе спортивного общества «Динамо». А сборная представителей силовых ведомств, в которой играл Николай Павлович, не раз выигрывала футбольные матчи областного уровня, очень часто ему приходилось выступать и на Всесоюзном уровне.

После разъединения служб на КГБ и МВД, Николай Подшивалин оказался в составе регионального отдела Министерства внутренних дел. И именно здесь в 1954 году он попал в пожарную службу, входящую в состав МВД.

- Ох, тогда все было по-другому. Это сейчас в региональном управлении МЧС сотни сотрудников, а тогда нас в отделе было всего-то десть человек! Мы сидели в одном кабинете в здании управления внутренних дел и обслуживали, считай, что всю область!

Защищать тамбовчан от огня стало делом всей его жизни – пожарной охране он отдал 26 лет. Коллеги Николая Павловича до сих пор вспоминают его как высококлассного руководителя службы пожаротушения, справедливого начальника, который всегда помогал молодым пожарным словом и делом. Он стоял у истоков развития службы, благодаря его непосредственному участию она превратилась в ту мощную структуру, которой является сегодня. Выполняя сложные задачи в деле обеспечения безопасности тамбовчан, Николай Павлович постоянно старался преумножить успехи, достигнутые за годы службы и передать их новому поколению.

- Я всегда говорил молодым офицерам, что всю трудовую жизнь нужно учиться и что знания лишними не будут никогда. Ведь, мы не знаем, какие новые задачи поставит перед нами жизнь завтра.

Не смотря на то, что основная деятельность Николая Подшивалина была напрямую связана с профилактикой, за двадцать шесть лет службы в пожарной охране он успел лично потушить сотни пожаров, на его счету десятки спасенных жизней. Нескольких человек он вынес из горящих домов на своих плечах.

Старейший пожарный Тамбовщины Николай Павлович Подшивалин первого февраля этого года отпраздновал 95-ый день рождения. Поздравляли его почти всей областью. Приходили представители ветеранских организаций и Главного управления МЧС России по Тамбовской области, региональной Администрации и Думы.

Слезы, которые были на глазах ветерана в этот день - не просто слезы радости и благодарности. Это слезы воспоминаний и пережитых лет.

- Мне особенно радостно, что мой 95-ый день рождения выпал на этот великой год - год 75-летия Победы… И я с замиранием сердца жду 9 мая, чтобы снова и снова пережить эмоции 1945. Для меня этот день, как второй день рождения. Понять смысл этого праздника и помнить о нем важно каждому человеку. Люди, прошедшие войну, смотревшие смерти в глаза, пережившие голод и бомбежку, уже по-другому относятся к жизни и ее проблемам. Самое главное - мирное небо над головой.

Фотографии (2)

Ветераны Тамбовская область

Волчков Иван Никитович
Герой Советского Союза
Кузнецов Иван Алексеевич
заместитель начальника ПЧ по охране "Лакокрасочного завода"