Крупнейшая катастрофа в истории ракетной техники

Страницы истории
Сергей Лисица
Эксперт по визуальному контенту
2021-10-15 00:46:53
163
Статья актуализирована: 2021-10-15 01:21:01
Развитие ракетной техники не всегда шло гладко, а порой сопровождалось значительными людскими потерями. Такой катастрофой, сопровождавшейся многочисленными человеческими жертвами стали испытания межконтинентальной баллистической ракеты Р-16 на космодроме Байконур 24 октября 1960 года, за полгода до триумфального полета в космос Юрия Алексеевича Гагарина.

В конце пятидесятых годов 20-ого века полным ходом развивалась гонка вооружений между недавними партнерами по антигитлеровской коалиции, двумя крупнейшими мировыми державами – СССР и США. Параллельно шли разработки космических программ, как в мирной, так и в военной областях. В стремлении «догнать и перегнать Америку» 17 декабря 1956 года в СССР было принято правительственное постановление «О создании межконтинентальной баллистической ракеты Р-16».

Схема установки межконтинентальной баллистической ракеты Р-16 на стартовой позиции.

Первоначально начало лётно-конструкторских испытаний было назначено на июнь 1961 года, а начало пристрелочных испытаний на четвёртый квартал 1962 года. Но к началу 1959 года в связи с развитием событий вокруг так называемого «Берлинского кризиса» резко обострилась международная обстановка. Руководство страны потребовало ускорить создание ракеты Р-16, их перенесли и первый запуск назначили на 23 октября 1960 года. Испытания должны были состояться на полигоне «Тюратам», позднее его стали называть «Байконур». Руководила подготовкой ракеты к запуску правительственная комиссия, председателем которой был назначен заместитель министра обороны СССР Главком РВСН Главный маршал артиллерии М. И. Неделин, а техническим руководителем испытаний – Главный конструктор ОКБ-586 М. К. Янгель.

Впервые в истории конструирования жидкостных баллистических ракет создатели Р-16 применили в качестве топлива высококипящие компоненты, что позволило значительно увеличить дальность боевого применения и время нахождения заправленной топливом ракеты на стартовой позиции. В тоже время данные вещества являлись чрезвычайно агрессивными в химическом плане и ядовитыми для человека, требовали высокотехнологичных решений в процессе применения в качестве ракетного горючего.

Важнейшей из технических проблем при использовании долго хранимых самовоспламеняющихся компонентов топлива была герметичность топливной системы на заправленной ракете. Герметичность топливных баков и подводящих трубопроводов обеспечивалась цельносварной конструкцией. В самом же двигателе сделать это было затруднительно. Поэтому было принято решение отделить внутренние полости двигателя от подводящих трубопроводов с помощью специальных металлических мембран. На входе в турбонасосные агрегаты двигателей устанавливались пиро-мембраны, прорыв которых происходил во время предстартовых операций по команде с земли.

Работоспособность системы пиро-мембран была ещё не до конца отработана и проверена. Вечером 23 октября в ходе подготовки к пуску был зафиксирован несанкционированный подрыв мембран топливных магистралей и пиропатронов отсечных клапанов газогенератора 1-го блока маршевого двигателя. Работы были остановлены до выяснения причин случившегося. По техническим условиям ракета с прорванными мембранами могла находиться на старте не более 24 часов. После этого необходимо было сливать компоненты топлива и возвращать ракету на завод для прочистки баков, магистралей и переборки двигателей. Подготовка к старту новой лётной машины заняла бы не менее месяца.

Первую половину 24 октября техники устраняли обнаруженные дефекты, но для устранения некоторых из них требовалось очень много времени. На заседании комиссии было решено произвести пуск без доработок, а прорыв оставшихся пиро-мембран произвести вручную. Для исключения ложных срабатываний, по объявлению 30-минутной готовности было предложено произвести переустановку в нулевое положение шаговых двигателей системы управления. Кроме нескольких возражавших специалистов, все высказались за продолжение работ. Замечания об опасности проведения доработок на заправленной ракете были отброшены. Все решил временной фактор и страх вызвать срывом сроков испытаний крайнее неудовольствие руководства страны.

Главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин.

Работы были продолжены. Подавая пример бесстрашия, маршал Неделин сидел на стуле на так называемой «нулевой отметке», примерно в семнадцати метрах от подножия ракеты. Рядом с ним находились заместитель министра общего машиностроения, главные конструкторы систем ракеты и их заместители, многочисленные военные представители, командование полигона. Всего, кроме необходимых для производства работ 100 человек, на стартовой площадке присутствовало ещё до 150 человек, никто из них в присутствии Главкома РВСН не посмел укрыться в убежище.

Примерно за час до пуска были прорваны разделительные пиро-мембраны топливных баков второй ступени. Около 18:45 была объявлена 30-минутная готовность к пуску . В этот момент при выставление в «ноль» программного токораспределителя шаговых двигателей системы управления, произошёл несанкционированный запуск маршевого двигателя второй ступени. Раскаленная реактивная струя ударила в конструкции первой ступени, разрушив топливные баки и вызвав взрыв компонентов ракетного топлива. Расходившиеся от ракеты концентрические волны пламени распространялись с огромной скоростью и поглощали всё на своём пути. Из огня выскакивали и бежали во все стороны горящие люди. Лавинообразное взрывное горение продолжалось около 20 секунд, остатки агрегатов и сооружений догорали ещё два часа. Только после этого появилась возможность приступить к аварийно-спасательным работам на пусковом комплексе.

В бушующем пламени погибли все, кто находился вблизи стартового стола, включая самого маршала Неделина. По разным данным, число погибших составило от 74 до 126 человек, а в общей сложности от травм, ожогов и отравлений компонентами ракетного топлива пострадало свыше 300 человек. Чудом спаслась группа инженеров – членов государственной комиссии, находившихся в момент взрыва в курилке на значительном расстоянии от стартовой позиции, в их числе был Главный конструктор ОКБ-586, создатель ракеты Р-16 Михаил Янгель. Именно он сразу после случившегося отправил в Кремль телефонограмму следующего содержания:

24 октября 1960 года.

В 18:45 по местному времени за 30 минут до пуска изделия 8К-64, на заключительной операции к пуску произошёл пожар, вызвавший разрушение баков с компонентами топлива.

В результате случившегося имеются жертвы в количестве до ста или более человек. В том числе со смертельным исходом несколько десятков человек.

Глав. маршал артиллерии Неделин находился на площадке для испытаний. Сейчас его разыскивают.

Прошу срочной мед. помощи пострадавшим от ожогов огнем и азотной кислотой.

Янгель

«Пурга»-3

аппарат тов. Неделина.

Документальные кадры киносъемки на месте трагедии.

Вскоре к 41-й площадке полигона прибыли медики и пожарные. Началась медицинская эвакуация выживших, трупы погибших складывали в специальном помещении. Их было очень трудно опознать, так как тела обгорели до неузнаваемости, маршала Неделина опознали по звезде Героя Советского Союза и именным наручным часам. В ту же ночь на полигон вылетела правительственная комиссия. В результате расследования основной причиной аварии было признано грубое нарушение мер безопасности. Никто не понес за это наказания, так как сами виновные все погибли при взрыве. Не пострадал и Михаил Янгель, за которого вступился сам Сергей Королев.

Кинооператор Валентин Анохин сумел заснять момент трагедии с помощью автоматических камер фиксации момента запуска, но эти документальные кадры, как и материалы расследования причин катастрофы стали достоянием общественности спустя многие десятилетия. В Советском Союзе все данные о катастрофе были строжайшим образом засекречены. Маршал Митрофан Иванович Неделин был объявлен трагически погибшим в авиационной авиакатастрофе. Похороны остальных погибших также проходили в обстановке секретности, родным и близким покойных причины гибели не назывались и было рекомендовано молчать о трагедии. В зарубежную прессу информация о взрыве на стартовой позиции, все равно вскоре просочилась, но в Советском Союзе первая публикация о взрыве Р-16 вышла только во времена перестройки – в 1989 году в журнале «Огонек».

В 1994 году В. И. Ивкин по заданию Главнокомандующего РВСН И. Д. Сергеева провёл исследовательскую работу в архивах. В Архиве Президента РФ были найдены оригиналы документов Государственной комиссии по расследованию катастрофы 24 октября. Эти документы были рассекречены и впервые опубликованы в «Хронике основных событий истории РВСН» и журналах «Источник» и «Военно-исторический журнал».

В 1999 году была сформирована рабочая группа, которая подготовила наградные документы на участников этой катастрофы. В наградном листе перечислены 99 фамилий погибших и раненых военнослужащих. При подготовке документов была исследована дальнейшая судьба всех получивших ранения и установлена окончательная численность погибших — 78 человек, включая 74 погибших при старте и четырёх скончавшихся в госпиталях.

Ежегодно 24 октября на проспекте Гагарина в городе Байконуре, у памятника на месте бывшей стартовой площадки Р-16 (площадка 41 космодрома) и на территории КБ «Южное» в Днепропетровске проходят митинги с возложением венков у братской могилы погибших. На Запорожском кладбище в Днепропетровске выжившие вспоминают погибших 24 октября 1960 года.

Имена погибших в этой катастрофе Неделина, Осташева и Носова носят улицы города Байконура. Именем маршала Неделина также названы улицы в городах Воронеже, Мирный (космодром Плесецк), Москве, Липецке, Донецке, Одесса, Одинцово, Щёлково и многих других городах бывшего Советского Союза.

После того, как 24 октября 1960 года на полигоне произошла катастрофа МБР Р-9А с человеческими жертвами, этот день стал считаться «чёрным» днём в космонавтике, и пуски ракет в этот день решено было больше не производить. В этот день принято вспоминать не только жертв «неделинской катастрофы», но и всех погибших при освоении космоса.

Вахта памяти у мемориала погибшим на месте трагедии.

Катастрофа на стартовой площадке №41 стала самой крупной в истории развития ракетной техники. В 1999 году приказом Главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения 24 октября в РВСН объявлено Днем памяти ракетчиков.

Фотографии (6)

Автор

Сергей Лисица
Эксперт по визуальному контенту