Кто, если не мы. Записки спасателя (Часть VI). Поисково-спасательной службе МЧС России - 30 лет

Кто, если не мы. Записки спасателя (Часть VI). Поисково-спасательной службе МЧС России - 30 лет

img
Записки заслуженного спасателя Российской Федерации, бессменного руководителя еще профсоюзной Башкирской контрольно-спасательной, а затем Приволжской региональной поисково-спасательной службы МЧС России с 1975 по 2014 год Вячеслава Владимировича Климца публикуются, с согласия автора, в сокращении.

 

Окончание.
Начало см. часть I, часть II, часть III, часть IV, часть V

В августе 1994 года в поселке Терсколе (Кабардино-Балкария) прошли первые Всероссийские соревнования поисково-спасательных служб МЧС России. Министр МЧС России Шойгу С.К. посчитал необходимым лично присутствовать на этом мероприятии, а на их закрытии, поздравляя победителей и участников,  Сергей Кужугетович отметил, что соревнования спасателей – это отличная школа спасательского мастерства и их надо обязательно развивать и совершенствовать. Что и было сделано: если на первых соревнованиях дистанции состояли лишь из элементов поисково-спасательных работ в условиях природной среды, то на  вторых, которые проходили в районе города Красноярска в августе 1996 года, были уже подготовлены этапы, имитирующие техногенные аварии, а в программу  третьих соревнованиях  вошли водолазные поисково-спасательные работы.

Именно эти, третьи соревнования, поручили проводить нашей Республике Башкортостан. Организационные вопросы по их подготовке взяло на себя МЧС Республики, а спортивная составляющая соревнований, т.е. поиск места проведения, подготовка дистанций, организация судейства, легла на плечи Приволжского ПСО. Мы выбрали Белорецкий район, конкретнее – окрестности популярной турбазы «Арский камень». И надо отметить, что в период с 9 по 13 августа 1997 года  III Всероссийские соревнования поисково-спасательных отрядов МЧС России, по оценкам всех участников, прошли на высочайшем уровне. Посетил соревнования и министр С.К. Шойгу. Он прилетел на второй день стартов, обошел все дистанции и, впечатлённый природой, великолепной погодой и теплой атмосферой мероприятия, решил остаться до их окончания. Сергей Кужугетович лично давал старты некоторым командам, наблюдал за борьбой на трассах, а также совершал конно-верховые поездки, играл в футбол, летал на экскурсию в Капову пещеру и познакомился с другими достопримечательностями края. Башкирия ему понравилась. Более того, как уже отмечалось выше, он распорядился организовать на базе «Арский камень» выездную практику по конной, водной и горной подготовке для курсантов АГЗ, что и было сделано уже со следующего года. На товарищеском ужине после закрытия соревнований, Сергей Кужугетович вместе с Рустэмом Закиевичем Хамитовым (два министра!) спели для спасателей песню О. Митяева «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Ни гитаре играл Р.З. Хамитов. Такая вот душевная, дружеская  обстановка – бесценна.

Масштабы соревнований и их популярность росли, и 28 января 1998 года Государственный комитет Российской Федерации по физической культуре и туризму включил в перечень видов спорта, рекомендуемых для развития на территории Российской Федерации, новый вид – «многоборье спасателей МЧС России». В него вошли троеборье спасателей аварийно-спасательных подразделений войск гражданской обороны и пятиборье спасателей поисково-спасательных формирований. Более того – новый вид спорта официально был включен в единую всероссийскую спортивную классификацию.

Востребованность  соревнований по многоборью спасателей и их популярность легко объяснимы: они являются одной из  самых лучших и эффективнейших форм профессионального совершенствования. Спасатель, хоть раз участвующий в крупных соревнованиях, получал такой огромный опыт спасательных работ, который и за год не наберешь в обычных учебных условиях.

Надо подчеркнуть, что в соревнованиях по многоборью спасателей участвуют не какие-то специально подготовленные  спортивные ребята, освобожденные от других работ, а обычные спасатели, которые до соревнований и после них входят в дежурные смены и выполняют рутинную спасательскую работу. И во время дежурства готовят себя к новым соревнованиям, потому что у каждого мужчины есть в душе желание быть сильнее, быстрее, лучше.

Не лишен был спортивных амбиций и наш отряд. Тем более что пример для подражания – туристская Контрольно-спасательная служба Башкирии, на базе которой создан Приволжский РПСО, в своё время много и успешно выступала на различных соревнованиях по технике спасательных работ. Башкирские «каэсэсники» стабильно привозили первые, ну или, в крайнем случае, призовые места с соревнований в соседних областях, а также из  Киргизии, Узбекистана, Таджикистана и Крыма. Поэтому неудивительно, что Приволжский РПСО стал активным участником  практически всех соревнований и чемпионатов по многоборью спасателей. Вначале результаты выступлений команды были скромными, но ведь даже самая дальняя дорога начинается с первого шага, и успех пришел - в 2001 году на VII чемпионате России по многоборью спасателей. Приволжский РПСО завоевал кубок за первое место на природной дистанции, а также специальный приз памяти Александра Торощина за лучшее прохождение скальной дистанции.

Были ещё медали на региональных соревнованиях, а большая и самая главная  победа наступила в 2003 году на IX открытом Чемпионате России по многоборью спасателей, на территории Республики Хакассия. Соревноваться прибыли 26 команд, в том числе из Казахстана, Киргизстана, Монголии, Польши. Но лучше всех  отработала на дистанциях наша команда и впервые стала Чемпионом России! В команде выступали: Юрий Зуев (капитан), Вячеслав Каленюк, Алексей Петров, Владимир Романчук, Дмитрий Слепнев, Константин Шустов. Все они выполнили норматив  и получили звание «Мастер спорта России».

Команда Приволжского ПСО, гости и руководство МЧС России
на IX Открытом Чемпионате по многоборью спасателей в Хакасии, 2003 г.

Полевой лагерь IX Открытого Чемпионата по многоборью спасателей в Хакасии, 2003 г.

Начальник Департамента войск гражданской обороны и спасательных формирований МЧС России генерал-майор Виктор Капканщиков и команда спасателей Казахстана, Хакасия, 2003 г.

А уже на следующий год  с 25 июля по 8 августа в Саткинском районе Челябинской области проводился X открытый (международный) Чемпионат России по многоборью спасателей, в котором участвовало 23 команды, в том числе из Белоруссии, Казахстана, Монголии. В результате упорной борьбы команда Приволжского поисково-спасательного отряда вновь заняла первое место в общем зачете и стала ДВУКРАТНЫМ ЧЕМПИОНОМ РОССИИ! Причем, первые места были завоеваны на двух основных дистанциях – «ПСР в условиях природной среды» и «ПСР в условиях техногенной аварии». К уже имеющимся в отряде мастерам спорта прибавились Константин Васильев и Айрат Шайнуров.

Команда Приволжского РПСО, Сатка, 2004г.

В последующие годы неоднократно менялся состав команды отряда, но результаты её  выступления на соревнованиях различного ранга оставались неизменно высокими. В 2009 году ребята стали вице-чемпионами России; в 2012 году завоевали  бронзовые награды; в 2015 году вновь заняли третье место в общем зачете, а в международном зачете стали первыми, как и в водолазном троеборье, вышли на первое место.

Вячеслав Климец и Александр Курсаков с победителями XIII открытого Чемпионата по многоборью спасателей, Самара, 2009 г.

Многоборье спасателей стало непременным атрибутом деятельности МЧС и, как уже отмечалось выше, было самым эффективным видом профессиональной подготовки.  

Благодаря соревнованиям по многоборью, в «боевую» работу спасателей было внедрено  множество новых тактических и технических разработок, впервые придуманных именно в ходе подготовки к стартам на дистанциях.

Заметный спад в спортивной жизни спасателей наступил после вступления в должность нового министра МЧС В.А. Пучкова. Постепенно менялся стиль руководства министерством, покидали должности отличные специалисты, ветераны своего дела, в том числе отвечающие за организацию соревнований. Поступательное развитие многоборья спасателей не только затормозилось, но и приняло тенденцию к перемене направления на деградацию. Сорвалось проведение чемпионата в 2013 году. С огромным трудом, хотя и в холодный период – в октябре, пусть не в лучшем месте – на полигоне в Ногинске, но всё же удалось организовать соревнования в 2015 г. Затем опять отказ в финансировании уже запланированного чемпионата 2017 года. И только с приходом следующего министра, в полном объеме прошел в районе Кавказских Минеральных вод XVII Чемпионат России.

У спасателей  впереди забрезжил новый рассвет их любимого прикладного вида спорта. А то было бы очень обидно, отметив в 2019 году 25-летие проведения первых соревнований, ставить жирную точку в их славной истории…

- Кому нужны эти соревнования? – недовольно буркнул кто-то стоящий рядом.  – Только время зря тратим. Ясно, что все места давно расписаны.
- А денег-то на команду сколько угрохали, Василь Палыч! – подобострастным голоском подпел  кто-то.
Я оторвался от изучения вывешенных протоколов и повернул голову в сторону голосов. Понятно. Явно начальствующее упитанное тело, упакованное в дорогой спортивный костюм, левая рука умиротворенно покоится на значительно выпирающем брюшке, а правая, с зажатой меж холеных пальцев дорогой сигареткой, тычет в сторону протоколов. Рядом сухопарая фигура в форменных брюках, синей футболке и с блокнотом, в котором, видимо, фиксируются все указания и замечания «вышестоящего». Судя по недовольным ноткам в голосе «ВасильПалыча» можно с уверенностью предположить, что команда субъекта, представляемого этими двумя чиновниками, явно не в числе лидеров. И, как подтверждение этой мысли,  продолжение диалога:
- Значит, не туда грохали! Кто знал куда, точнее, кому – вон в первых строчках протокола красуются, а наши в хвосте плетутся. И ещё оправдываются –  «тренировок мало…, сборы нужны…».
- А вы что, всерьез думаете, будто призовые места покупаются? – не выдержал я.
- А вы нет?  – косо взглянув на меня, бросил «начальник»...
- Ваша команда первый раз на Чемпионат России приехала? – также вопросом на вопрос ответил я.
- Ну, первый. А какое это имеет значение? – неохотно отозвался чиновник.
- Дебютировать всегда сложно. Как-никак, лучшие команды страны соревноваться приехали, и все стремятся выиграть. А вот, что места продаются,   ни разу не слышал. На ваших региональных соревнованиях  вы первое место купили? Или всё-таки в честной борьбе завоевали?
Чиновник решил оставить вопрос без ответа и уткнулся в протоколы, а вот его помощник охотно вступил в разговор:
- Как там было, мы не знаем, Василь Палыч на региональные соревнования не выезжал, что ему там зря время терять. Пусть команды между собой разбираются,  кому какое место. А вот на  чемпионат России Василь Палыч решил сам ехать, делегацию нашу возглавил. Ведь область достойно представлять надо. Да и район для соревнований уж больно хороший выбрали, грех не посмотреть новые края. Так сказать, совместить приятное с полезным.
- Да, места прекрасные, - согласился я. – Впрочем, в России у каждого субъекта есть свои уникальные уголки. И в вашей области, уверен, тоже найдётся что посмотреть. Кстати, откуда вы?
Он назвал город Центрального федерального округа и встречно поинтересовался – откуда я сам. Услышав про Башкирию, встрепенулся его «начальник»:
- Значит «магадеевские»? Знаком с Маратом, причем накоротке, много раз встречались.
- Не совсем «магадеевские». Наш отряд федеральный, относимся непосредственно к региональному центру, а у Магадеева мы в оперативном подчинении, так как территориально дислоцированы в зоне его ответственности, – уточнил я и вернул разговор в прежнее русло. – Вы сказали, что приехали область представлять. Это как? Презентационные материалы какие-то привезли?  
- Василь Палыч – официальный представитель команды нашей области, - гордо сообщил помощник.
- Вот как! Что-то я Вас ни разу не встречал на вечерних совещаниях, - удивился я.
- А что мне там делать? - хмыкнул «официальный представитель». – Пусть капитан команды ходит, ему нужнее.
- Но совещание-то организуется в первую очередь для представителей. Вот посмотрите сюда, – показал я на программу чемпионата, вывешенную на самом видном месте доски информации. – Ежедневно в 21.00 совещание Главной судейской коллегии совместно с представителями команд. Не с капитанами, а с представителями! Капитан тоже имеет право присутствовать, и, как правило, присутствует, но его главная работа всё же с командой, на дистанциях.
Чиновник недовольно поморщился:
- Я всё равно там ничего не понимаю. Как только у капитана вопросы серьезные возникнут, которые он сам разрулить не сможет, тогда уже я подключусь. Так я ему и сказал.
- А как же Вы поможете, если ничего не понимаете? – съехидничал я.
- Как, как! Через министерство, естественно, –  пояснил чиновник.
Моё недоуменное молчание было, видимо, принято его помощником как знак безграничного восторга перед всемогущим боссом.
- О!!! Вы знаете, какие у Василь Палыча связи! – в восторге поднял он палец, но  САМ неожиданно прервал его:
- Прекрати меня пиарить! Не нуждаюсь…  –  в голосе его была показная нотка недовольства, но по глазам видно, что восторг помощника ему нравился.
Я уже понял, что чиновник, занимающий довольно высокую должность в областном главке, решил устроить себе дополнительный отдых от надоевших бумаг и повседневной  кабинетной рутины, воспользовался возможностью быть командированным в весьма живописные места, причем, по его мнению, без забот и особых напряжений. Чем не отпуск?! С одной стороны – ну, решил приехать и пусть отдыхает, вроде бы и не наше это дело. Но ведь он не параллельно с командой приехал, а именно в составе команды – официальным представителем! Должность довольно ответственная и требующая вложения кучи сил, знаний, времени и нервов. Представитель – это глаза, уши и язык команды, а также значительная часть общего, так сказать, мозгового потенциала. Он должен вместе с капитаном команды знакомиться с дистанциями и активно участвовать в составлении тактики прохождения всех этапов, а перед началом соревнований, как правило, именно он сдает в судейскую коллегию стартовые заявки, обеспечивает своевременную явку команды на старт, следит за прохождением участниками дистанций, в том числе, по возможности, контролирует правильность наложения на них штрафных баллов,  при необходимости подает в Главную судейскую коллегию протесты или какие-либо заявления. Ну и многое-многое другое. Представитель «пашет» даже когда участники отдыхают. Кстати, он же и должен заниматься организацией полноценного отдыха команды. Я вспомнил, что в своё время при обсуждении проекта Правил по многоборью спасателей наш председатель Всероссийской судейской коллегии Александр Валентинович Курсаков предлагал распространить на представителей команд те же требования, что и для участников, т.е. обязательная аттестация на спасателя и допуск врача, но в окончательном варианте Правил это требование стало действовать только в том случае, если представитель захочет непосредственно участвовать в соревнованиях, то есть – работать на этапе, заменив кого-нибудь. Да и то с разрешения Главной судейской коллегии.
Получается, что этот чиновник просто-напросто украл одно место у команды. Да ещё возмущается, что ребята плохо выступают. Я решил  пока не объяснять ему всё это и продолжил выяснение истоков его убежденности в нечестной борьбе на чемпионате:     
- Значит, Вы полагаете, что можно каким-то образом договориться, и по указанию  кого-нибудь из высшего руководства любая команда может стать призером? А вот как Вы себе представляете продвижение по турнирной таблице вверх, если команда показала, скажем, худшее время? Ведь борьба на дистанциях проходит у всех на глазах.
«Всемогущий» слегка замялся, но на выручку пришел его помощник:
- Там же у них какие-то штрафы есть, можно и не заметить нарушение, если надо будет, или вместо крупного штрафа поменьше поставить. Ну как  некоторые ГИБДДэшники делают, сами знаете…  А тем, кто лучшее время показал,  им, наоборот, штрафов побольше приписать. Да мало ли, что можно придумать…
Внутри у меня все «закипало», и здесь мне бы уже впору вспылить от таких абсолютно беспочвенных и наглых оскорблений всей нашей судейской бригады, наорать на него, поставить на место,  но я взял себя в руки, успокоился, и даже появилось странное желание попробовать изменить его точку зрения, например, ознакомить со всей нашей соревновательской «кухней», чтобы, узнав её подробнее, он сам захотел  принести искренние извинения за нынешние бредовые домыслы.  Решаю уточнить, что ещё есть в их багаже познаний о соревнованиях:
- Но ведь почти все нарушения видят и зрители, а если команду за это не оштрафуют или наложат лишний штраф, то может быть крупный скандал.
- Какой скандал?! – презрительно отмахнулся «начальник». – Кто жаловаться-то будет!  Да и кому? Министру что ли? Пока эта жалоба дойдет, уже и про соревнования все забудут.
Про «глубину» знаний ясно. Продолжаю ликбез:
- Ну, жаловаться, конечно, не будут. На соревнованиях вообще не жалуются, есть выработанный и проверенный длительным опытом  путь доведения своей точки зрения до Главной судейской коллегии – это как раз на вечерних совещаниях судейской коллегии совместно с представителями команд, куда Вы не желаете ходить. Там обсуждаются итоги дня, в том числе подробно разбираются наложенные или наоборот не наложенные участникам команд штрафы,   рассматриваются поданные представителями письменные протесты или устные заявления. Выслушиваются все стороны, и по спорным вопросам коллегиально принимается решение.
- Штрафы ГИБДД тоже можно обжаловать - в суд подать, только шансов, что оправдают очень и очень мало, – парировал помощник «начальника».
К доске информации постоянно подходил народ, кто-то втискивался между нами, знакомился с вывешенными протоколами и тут же уходил, а кто-то задерживался, заинтересованно прислушиваясь к нашему разговору. Мои собеседники в связи с этим чувствовали некий дискомфорт и постепенно, шажок за шажком, отодвигались от  информационного стенда. Мне, чтобы поддерживать диалог, тоже приходилось двигаться в унисон с ними и, для продолжения разговора в более располагающей обстановке, я предложил им пройти к столикам  кафе, которое было развернуто в десятке метров, и посидеть за чашкой чая. Немного поколебавшись, они согласились. За чаем я продолжил:
- Возвращаясь к штрафам, хочу возразить, что сравнение с некоторыми представителями ГИБДД и судов не совсем корректно. Там, обычно, штрафы накладывают штатные работники, конкретно занимающиеся контролем за соблюдением правил, и споры в судах рассматривают тоже штатные, имеющие специальные полномочия и статус лица. Это у них обычная работа, каждодневная, привычная, кому-то поднадоевшая, а кому-то уже и ненавистная. Понятно, что возможностей для коррупции там предостаточно, тем более что водители, которых они штрафуют, боятся лишиться прав и особо не жалуются, а если и возмущаются, то втихаря.  У нас же на Чемпионате все судьи, в том числе Главный судья, являются временно назначенными именно для проведения данных соревнований. Живут  они все в разных концах России  и работают в разных подразделениях, причем, не обязательно входящих в систему МЧС. Могу отметить, что объединяет их одно – любовь и преданность к профессии спасателя, а также к нашему прикладному виду спорта. Приехали все сюда, конечно по вызову, но исключительно по своему личному желанию. И, заметьте – никто из приглашенных судей за работу на соревнованиях никаких денег не получает. Участники команд тоже никаких доплат за соревнования не имеют, наоборот – дополнительно к исполнению ими своих должностных обязанностей они  в своё личное время занимаются усиленными тренировками, готовясь к ответственным стартам. А ещё подавляющее большинство судей лично знакомы почти со всеми  капитанами команд и с очень многими участниками. В такой  ситуации даже по этическим соображениям просто невозможно поставить штраф тому, кто его не заработал. А если вдруг отдельный судья умышлено не оштрафовал участника за допущенное нарушение, то на каждом этапе есть ещё старший судья, который следит за работой всех судей и обязательно укажет на  упущение. Ну и, как правило, за работой каждой команды на всех участках наблюдают ещё и другие члены Главной судейской коллегии, зрители, участники других команд. Намухлевать очень трудно. Вы это сами могли видеть на дистанциях. Вы же смотрите за прохождением этапов вашей командой?
Мои собеседники замялись, и, чтобы заполнить образовавшуюся паузу, сосредоточенно принялись поглощать чай. Я ждал. Через какое-то время «помощник начальника» промямлил:
- Да мы, собственно, и не особо-то и стремились следить за их работой. Вот  кросс мы смотрели с самого начала и до финиша последнего участника.
Его босс решил добавить:
- К сожалению, этим участником был наш парень.… Ну, с этим мы уже дома разберем. Затем, в первый день соревнований, наши ребята на водолазной дистанции выступали. Мы пришли, смотрели-смотрели, ничего не поняли, да и что там можно понять – все дела под водой происходят. Ну и удалились, чтобы команду не смущать своим присутствием.
- «Водолазку» конечно сложно с берега понять, особенно, если не знаешь, что там происходит,  –  согласился я. – Но надо было поинтересоваться у команды  или судей, они бы с удовольствием рассказали что и как там делают участники. Кроме работы под водой там есть ещё и надводные этапы, которые весьма зрительные – подача спасательного круга или конца Александрова на точность, спасение пострадавшего со льдины или с дерева и прочее. Смею заметить -  Вы же официальный представитель команды, поэтому ещё до первых стартов  должны были получить  условия прохождение этапов на всех дистанциях, там всё описано. Почитали бы их, понятнее стало бы.
Мой пробный легкий укор «большой начальник» принял без эмоций. Поэтому я плавненько продолжил:
- Между прочим, в Правилах соревнований прописаны и обязанности представителя команды, где среди прочего есть пункт, что если представитель недобросовестно выполняет возложенные на него обязанности, Главная судейская коллегия может лишить его права представительства и ходатайствовать перед соответствующей организацией о наложении взыскания. Вы не боитесь этого?
Чиновник равнодушно пожал плечами:
- Нет, конечно. Чего мне бояться? Капитан нашей команды сразу сказал, что сам справится со всеми обязанностями, вот и пусть работает. Не очень-то и велик труд представителя.
Я не согласился с этим и постарался как можно подробнее объяснить, чем должен заниматься  представитель команды, включая и тот случай, когда он может заменить на дистанции запасного участника. Постарался защитить и капитана команды, рассказав про его обязанности и тяжелый труд по руководству командой в процессе соревнований. Причем подчеркнул, что исполняя функции представителя команды, он тем самым тратит время и энергию, предназначенную на выполнение основной задачи, и это наверняка сказалось на выступлении команды.
К моему удивлению реакция чиновника была весьма адекватной, он задумался и согласился:
- Вы знаете, я даже не подумал об этом.… Считал, что  представительство просто формальная обязанность, вроде как папка к документам – чем солиднее, тем престижнее. Действительно, надо было хотя бы бегло почитать все эти документы по соревнованиям, а я, вообще не вникая, переправил их в команду. Спасибо, что разъяснили, вот только поздновато мы встретились с Вами – чемпионат-то к концу подходит.
В душе я тихонечко возликовал. Это был уже выигрыш, хотя пока только на первом этапе – уверен, что на следующие соревнования этот чиновник не станет сам и не даст другим любителям халявы занимать место нужного для команды человека. Теперь предстояло убедить его в том, что на наших чемпионатах идет честная борьба и никакой блат, а тем более деньги, не смогут  повлиять на результаты. Это задача будет посложнее, и здесь не обойтись просто заверениями в порядочности судей. Нужны другие методы. Пока я обдумывал, как дальше правильнее построить разговор, возле кафешки, где мы чаёвничали, остановился «Патриот» и в открытое окно высунулась голова Захара Залиева:
- Слава, мы на «техногенку» едем, если желаешь, одно место есть.
Я действительно планировал сегодня в первой половине дня быть на техногенной дистанции, но уж очень не хотелось  обрывать завязавшийся у информационной доски диалог, тем более после первой, пусть и небольшой, победы. С сожалением отказался от попутки:
- Спасибо, Захар, надо бы съездить, но у меня тут разговор серьезный, так что езжайте без меня, а я чуть попозже сам доберусь.

Захар Залиев и Вячеслав Климец

Машина ушла. Я хлебнул чайку и, видя вопросительный взгляд собеседников, пояснил:
- Это мой старый товарищ, один из ветеранов спасательной службы – Залиев Захар Захарович, из Красноярска.
- А я что-то не помню, чтобы в протоколе была команды из Красноярска,  – ответил Василь Палыч. И, немного подумав, продолжил: кстати, Башкирской команды тоже вроде не встречал. Получается, вы оба представители без команд?
- Не совсем так. Во-первых, ни Захар, ни я не являемся представителями, а во-вторых, команды и из Башкирии и из Красноярска на чемпионате выступают: одна называется Восточно-Сибирский региональный поисково-спасательный отряд, а вторая, мои, уфимские ребята – Приволжский региональный. Встречали такие названия?
- Да, такие команды есть, – согласился мой собеседник. – И вроде бы в числе лидеров. А вы, если не представители команды, значит просто в качестве поддержки приехали, или как?
- Или как,  – я решил не скрывать своего статуса, иначе потом, когда они всё равно узнают, будет неприятно. – Я, как и Захар, которого вы только что видели, работаем на этом чемпионате в Главной судейской коллегии.
- Фью-ю-ю! – присвистнул Василь Палыч. – Вот почему Вы так остро среагировали на мои сомнения в честном распределении мест.
- Не распределение, а борьба за места, –  поправил я. – А насчет острой реакции, конечно, обидно за всех моих коллег-судей за эти нелепые  подозрения. Кстати, до того, как войти в состав судейской коллегии, я был и тренером-представителем команды, и сам до этого бегал в команде, много лет, ещё до образования МЧС, был капитаном команды, выступали вполне успешно, побеждали, были в призерах. И никогда даже мысли не было подкупить судей, чтобы каким-то образом улучшить показанные нами результаты.
- А что значит до образования МЧС? – заинтересовался мой собеседник. – Разве тогда многоборье спасателей уже было?
- Нет, датой рождения многоборья спасателей в его нынешнем виде стал август 1994 года, – пояснил я. – До этого, с 1963 года по 1976, проводились соревнования альпинистских спасательных отрядов, а с 1975 года начали организовывать соревнования по технике спасательных работ среди туристских Контрольно-спасательных служб, которые проводились вплоть до создания МЧС России.
Я рассказал им про отличия нынешних соревнований от прежних, пояснил, что собой представляли альпинистские КСП и туристские КСС, даже вкратце изложил историю создания поисково-спасательной службы МЧС. Собеседники слушали очень внимательно, было видно, что эта информация для них действительно абсолютно новая. Когда я закончил и задумался о том, идти ли за новой порцией чая или достаточно, Василь Палыч неожиданно предложил:
- Вы собирались на техногенную дистанцию ехать? А хотите мы Вас на нашей машине отвезем? А Вы нам ещё расскажете о соревнованиях, поподробнее. Нам, правда, очень интересно. Может и «техногенку» разъясните, узнаем хоть, что там делается-то, а то стыдно даже – будут на работе расспрашивать, а нам ответить нечего.  
Вот это поворот! О таком развитии событий я даже и думать не думал…

О том, что было дальше, чем и как удалось автору убедить «эмчеэсовского» чиновника в справедливости судейской коллегии и эффективности многоборья спасателей в профессиональной подготовке личного состава читайте в книге Вячеслава Климца «Кто, если не мы? Записки спасателя», которая в ближайшее время будет размещена в библиотеке нашего портала.

Поделиться:
img
Заслуженный спасатель Российской Федерации