Пожарная охрана Маклаково

Страницы истории
Александр Лебедев
Автор ряда публикаций по истории пожарной охраны
2021-05-24 22:57:21
1162
Статья актуализирована: 2021-05-25 15:04:33
Пожары на селе во все времена были страшными трагедиями. Сколько слез и горя приносили пожары деревенскому люду. Тушили пожары всем миром, кто с ведром, кто с топором спешил на помощь. Разбирали вокруг охваченного огнем строения прилежащие постройки, заборы, чтобы не пошел огонь по деревне гулять, спасали имущество. Шли годы. Менялся состав и жизненный уклад села.

Начало

Старинное сибирское село Маклаково возникло в 1640 году, в устье р. Маклаковки на берегу Енисея. Население занималось хлебопашеством, извозом, охотой и рыбной ловлей, были и промыш-ленные, мастеровые люди. К началу 18 века волостное село Маклаково состояло уже из 42 дворов, к нему были приписаны деревни: Шадрина, Колесниково, Романовская, Городищенская, Поповская, Рудиковская. Маклаково стало волостным центром.

Кирпичных построек в Маклаково не было. Леса кругом было достаточно. Бревенчатые стены, тесовые да соломенные крыши, просохшие за долгие годы заплоты, плетни, а в промежут-ках между хатами – сараи, завозни, поленницы дров, стога сена. Летом страдали от гнуса. Ни один двор не обходился без дымокура. Его разводили посреди ограды из навоза. Скот обступал этот дымокур и неохотно выходил за ворота на пастбище.  Дымокур окутывал дома дымом и ночью, иначе люди не могли бы спать.

Пожары на селе во все времена были страшными трагедиями. Сколько слез и горя приносили пожары деревенскому люду.

«Жуткую картину представляет пожар, особенно ночью. Какое отчаяние слышно в криках и плаче погорельцев, какой страх на лицах тех, к кому подкрадывается огонь. Тревожный и непрерывный звон набата, рев испуганных животных, грозное всепожирающее пламя – все это поражает даже стороннего зрителя, а что говорить о тех чье добро пожирает пламя, или угрожает пожрать. Ни земельные утеснения, ни периодические неурожаи, ни падеж скота, ничто, словом неспособно так разорить крестьянина, как этот ужасный бич, из года в год посещающий русские села и порой уничтожающий их дотла».

Тушили пожары всем миром, кто с ведром, кто с топором спешил на помощь. Разбирали вокруг охваченного огнем строения прилежащие постройки, заборы, чтобы не пошел огонь по деревне гулять, спасали имущество. Шли годы. Менялся состав и жизненный уклад села. Переселенцы с различных регионов России, ссыльные пополнили население. Уже не спешили всем миром на пожар, как прежде. А кто и приходил, то все больше посмотреть, как другие работают. Среди добровольцев больше суеты бестолковой стало. После очередного пожара, общий сход волости постановил:

"волостному старосте с писарем произвести роспись каждого двора, кому с каким инструментом на пожар быть, и какую работу делать".

Столичная пожарная охрана с 15 века постоянно изменялась и совершенствовалась. В конце 18 века, реорганизация борьбы с огнем коснулась и сельской местности. В 1797 году крестьянам предписывается в каждом селе на случай пожара иметь несколько крюков и 3-4 лестницы. На крышах, возле печных труб, в летнее время ставить небольшие чаны с водой, емкости повместительнее держать наготове во дворах у ворот. Пожарные инструменты закреплялись за каждым жителем заранее, каждый житель обязан был содержать их в исправности и готовности, а по сигналу прибывать на пожар с инструментом. Запрещалось разжигать огонь в лесу с весны по осень, исключение было сделано только для смолокуров.

В 1832 году в России был издан "Строительный устав", который включил в себя противопожарные нормы, разрабатываемые за последнее столетие. Действие этого устава сразу же было распространено на все окраины страны. А в 1849 году принято так называемое "Лифляндское крестьянское уложение". В нем отмечалось, что при пожарах

"соседские крестьяне, свои и чужие, должны поспешать на помощь... отвратить распространение огня".

Устанавливался и порядок сбора жителей на пожар. По первому сигналу тревоги, к месту пожара являлись мужчины. Если же их было мало, то звучал второй сигнал тревоги, созывавший женщин. Уложение определяло перечень необходимых пожарных инструментов, с которыми следует прибывать на пожар, а так же и правила тушения пожаров. Руководителем тушения назначался один из членов волостного суда. В его компетенции находилось и решение вопросов о сломе здания, охране спасенных вещей. Волостной суд обязан был установить причину пожара и заставить виновного выплатить убытки.
Следует полагать, что на основе этих законодательных актов, была организована пожарная охрана Маклаково. Из Проектного плана, деревни Маклаково, распланированного 22 октября 1854 года, обнаруженного в Красноярском государственном архиве, явствует: деревня расположена вдоль тракта "Енисейск-Красноярск" от реки Маклаковка до реки Загибаловка (возле старого кладбища). В центре деревни были размещены: часовня, волостное правление, пересыльная изба и трубная изба. В трубной избе хранился установленный "Строительным уставом" пожарный инструмент, согласно перечню: водоливная огнегасительная труба на телеге, пожарные бочки, пожарные кишки, брандспойты, багры, крючья, лестницы и прочее оборудование.

В Проектном плане были учтены требования Строительного устава. Кузницы были запланированы к строительству далеко в стороне от других строений, гумна вообще за рекой Загибаловкой, запасный хлебный магазин, расположенный в южной части села, возле моста через Маклаковку, располагался так же обособленно от жилищ. Да и размещение подворий планировалось с соблюдением противопожарных разрывов между приусадебными участками.
На общем сходе села была организована добровольная пожарная дружина. В осенние и в летние месяцы т.е. с 1 мая по 1 октября члены пожарной дружины дежурили ежедневно, по очереди, при трубной избе. Руководил деятельностью пожарной дружины выборный пожарный староста.

В случае обнаружения пожара на селе, подавался сигнал со звонницы часовни. Все члены добровольной дружины спешили на пожар. По сигналу к трубной избе прибывали возчики пожарной дружины с лошадьми согласно росписи, запрягали лошадей в повозки с пожарным инвентарем и мчались к месту пожара. Пожарный староста руководил тушением пожара. Так осуществлялась пожарная охрана Маклаково до установления Советской власти.

Илья Колтоновский, старожил села Маклаково, вспоминает, когда он впервые, в 1909 году, приехал в деревню Маклаково, то обратил внимание, что на домах не было ни номеров, ни названия улицы, зато у каждой калитки была прибита дощечка с рисунком: ведро или топор (бочка, лестница, лошадь и т. д.). Это означало, что в случае пожара, хозяин двора обязан явиться на пожар с тем инвентарем, который нарисован на дощечке. Так и оставалось бы маленькое село Маклаково, как и тысячи сел и деревень по России, никому не известным.

СТРОИТЕЛЬСТВО ЛЕСОЗАВОДА

Северный морской путь из Европы в Сибирь через Карское море, открытый еще в 1648 году экспедицией Семена Дежнева, в свое время дал толчок к развитию села Маклаково. Во второй половине XIX века иностранные купцы не раз проходили Северным путем в устья реки Оби и Енисея, пытаясь наладить торговые отношения с Россией. По инициативе норвежского предпринимателя, директора-распорядителя Акционерного Сибирского Общества пароходства, промышленности и торговли Йонаса Лида, норвежского консула в Сибири, норвежский исследователь Фритьоф Нансен в 1913 году на пароходе «Коррект» прошел этот путь. Цель освоения этого пути – дешевый вывоз Сибирских товаров в Европу. Ф. Нансен с И. Лидом не просто привезли товары и вернулись обратно. Они, обменявшись грузами в устье Енисея, на речном пароходе «Туруханск» проследовали до города Енисейска. Из Енисейска, сухопутным путем проследовали в Красноярск. По дороге из Енисейска в Красноярск, Йонас Лид присмотрел замечательное место для основания лесопильного заводика в устье речки Маклаковки. Население села в это время было 703 души обоего пола. Много лет в устье реки Маклаковки был зимний отстой и ремонт речных судов. Возле устья была большая кузня, механическая мастерская, красильня.

Летом 1915 года в село приехали англичане (норвежцы – прим. автора) – рассказывает Илья Колтоновский. –  Длинные, как жерди, в узких, до смехоты, брюках. Собрали сельский сход. Просили землю под лесопильный завод. Сельчане зашумели: – «Не пустим квартирантов!» Через неделю, опоив мужиков водкой, уговорили они мужиков отдать берег Енисея на 20 лет. Осенью того же года с низовья Енисея поступило оборудование. В 1916 году двухрамный лесозавод начал работать. Его назвали «Лидовским», по фамилии хозяина. Этот лесозавод разместился в двухэтажном тесовом корпусе с одноэтажным машинным отделением в устье реки Маклаковки. При заводе были построены жилой дом на 45 человек и 7 бараков. Производительность завода была 1500 тыс. кубических футов (примерно 42.5 тыс. м3) в год. На берегу за селом были размещены биржи сырья и пиломатериалов. При заводе была динамо-машина, обеспечивающая электричеством лесозавод. Многие жители села впервые увидели электрическую лампочку. Пожарная защита села по-прежнему осуществлялась добровольной пожарной дружиной.

После известных революционных событий, скатывание страны к состоянию гражданской войны, усиление экономического кризиса и распад страны не способствовали поддержанию надлежащего уровня пожарной безопасности. Распалась система дежурств добровольцев села Маклаково, да и здание трубной избы обветшало, инвентарь потихоньку растаскивался.
После революции лесозавод Сибирского Акционерного общества Пароходства Промышленности и Торговли был национализирован. Пожарный инвентарь добровольной пожарной дружины села, который не успели растащить, был передан новому руководству завода.

Восстановление страны после гражданской войны и ее индустриализация требовали значительных финансовых затрат для закупки оборудования за рубежом. Наиболее реальным источником был экспорт лесоматериалов – круглого леса и продукции лесопиления. «Красноярский рабочий» вначале тридцатых писал:

«Лес - это золотая россыпь, на которой наша страна черпает огромные средства. Экспортируя лес, мы получаем машины, всевозможное оборудование, каучук и много других материалов, которых имеем пока недостаточном количестве».

Продукцию лесопиления отправлять на экспорт было гораздо выгоднее. Торговля лесом приносила государству стабильный валютный доход. Первым в Красноярском крае поставщиком пиломатериалов на экспорт стал Маклаковский лесозавод.

СОЗДАНИЕ ПОЖАРНО-СТОРОЖЕВОЙ ОХРАНЫ ЛЕСОЗАВОДА

1922 год. На лесозаводе у старой конюшни построен пожарный сарай из теса размером 8 на 4 метра, с двухстворчатой дверью для складирования пожарного инвентаря.

1923 год. В Маклаково зафиксирован первый крупный пожар на лесозаводе. Возник он на территории лесоцеха по не установленной причине. Пожарная дружина завода оказалась бездеятельна, огню противостояли только мобилизованные для ликвидации пожара рабочие с подручными средствами. В считанные часы весь завод превратился в пепелище. Уничтожены были так же запасы сырья я пиломатериалов. Из огня удалось спасти лишь динамо-машину.

1926 год. Начаты работы по восстановлению завода. 15 мая 1928 года Маклаковский лесозавод Краевого треста лесной промышленности «Сиблестрест» снова начал выпуск экспортного пиломатериала. Для пожарной охраны завода вновь организована добровольная пожарная дружина, из числа рабочих, преимущественно из работников конюшни. Из числа, дружинников был сформирован «пожарный обоз» при конюшне в количестве 10 человек. Члены пожарного обоза помимо исполнения своих обязанностей по конюшне, обязаны были держать в боевой готовности инвентарь пожарного обоза, а по сигналу о пожаре брать дежурных лошадей с конюшни, запрягать их в пожарные повозки и выезжать к месту пожара. Был приобретен пожарный инвентарь: трубобочечный ход, 2 хода выездных с бочками, пожарные рукава брезентовые — 370 метров, резервная пожарная труба, один пожарный ствол, две пожарные каски, топоры и кадушки. За пожарное дело членам пожарного обоза, полагалась дополнительная оплата.

1928 год. В штаты лесозавода введена должность пожарного старосты. Приказом по заводу исполнение обязанностей пожарного старосты вменяется старшему конюху Хворостову Павлу, определяется доплата 15 рублей за пожарное дело. В функции пожарного старосты входит контроль за соблюдением противопожарного режима на территории лесозавода и руководство работой пожарного обоза. Наблюдение за пожарной охраной завода возлагается на технического руководителя лесозавода Казаринова.

Правлением «Сиблестреста» Маклаковскому лесозаводу было предписано приступить к строительству  «утепленного пожарного сарая с вышкой». Был прислан проект сарая. Этот объект включен в титульный список работ по капитальному строительству на 1928 год. Но в связи с реконструкцией завода ни в 1929, ни в 1930 году пожарный сарай не был построен.

1930 год. На должность пожарного старосты (или пожарного уполномоченного) назначен Васильев Захар, ему на подотчет передается пожарный инвентарь и имущество пожарного обоза, ему же вменяется и руководство ведомственной пожарной охраной.

Первая пятилетка набирала темпы по всей стране. Половина всех капиталовложений государства была направлена на развитие промышленности и транспорта. Стране нужна была валюта. Валюту могли дать только пшеница и ангарская сосна. Главное направление деятельности пожарной охраны в эти годы – усиление пожарно-профилактической работы и повышение боеспособности пожарных команд.

Увеличивались объемы продукции Маклаковского лесозавода, расширялась производственная база, росло население поселка. Появилась необходимость усиления контроля за соблюдением противопожарного режима на заводе и в поселке. Пожарная дружина в количестве десяти человек была не способна обеспечить пожарную охрану завода, требовалось создание регулярной пожарной команды.

1931 год. Завод выполнил указание Правления треста о строительстве пожарного сарая. Пожарный сарай на трое выездных ворот, из бруса, с двухскатной тесовой крышей был построен на границе территории завода фасадом на центральную улицу поселка — улицу Восстания. В сарае было выгорожено просторное караульное помещение для личного состава. В обозной части сарая стояли в боевой готовности повозки пожарного обоза, в углу сарая, в станках стояли пожарные лошади. С высокой пожарной вышки можно было обозревать всю территорию лесозавода и поселок с окрестностями. За сараем был выгорожен широкий двор, устроен закрытый навес для хранения сбруи и пожарного инвентаря.

Одновременно со строительством пожарного сарая на заводе были выделены штаты пожарной команды. Первыми в состав команды вошли члены пожарной дружины: Захар Васильев, Виктор и Василий Петуховы, Андрей Бровин, Николай Колесников. Начальником пожарной команды был назначен Степан Власов. Перед ним стояла задача создать боеспособное пожарное подразделение. Совершенно безграмотный, руководствуясь только жизненным опытом и природной смекалкой, Власов приступил к организации служебной деятельности команды, подготовке боевых расчетов.

1934 год. Начальником пожарной команды назначен Аркадий Тренин, он продолжил добрые начинания Власова. В это же время в пожарную охрану поступили Константин Мазов, Денис Константинов, Николай Петров, Евгений Галушкин и другие. Всего в штатах команды насчитывалось около 50 человек. Боевой расчет команды пополнился тремя конными ходами. Два из них насосно-бочечные и один, багорный или реквизитный. Насосно-бочечные хода были оборудованы горизонтально расположенными деревянными бочками емкостью 400 литров, ручными поршневыми насосами (помпами) производительностью 5 л/сек и оборудованием. Багорный ход - громоздкая тяжелая телега длиной 5 м, служил для доставки к месту пожара багров, ломов, лестниц, рукавов и прочего пожарного инвентаря.

Немного об организации службы пожарной команды тех лет (из воспоминаний ветеранов пожарной охраны). Смена делилась на два отделения: трубников и топорников. Трубники подразделялись на качальщиков и ствольщиков, и работали на пожаре с пожарным насосом (трубой). По прибытию к месту пожара, качальщики присоединяли забирной рукав к насосу, забрасывали его в горловину бочки и принимались качать, по двое с каждой стороны насоса. Качать было необходимо с частотой 50 качков в минуту, не переставая. А в это время ствольщик с подствольщиком соединяли рукавную линию и со стволом наступали на огонь. Ствольщиками назначали самых опытных и отчаянных. Топорники в это время должны были взламывать строительные конструкции, открывая подступ ствольщику, создавая разрывы в строениях, преграждать путь огню. Служба была трехсменной, по 12 часов, смена караулов производилась в 8.00 и 20.00. Спать в ночную смену не полагалось, увеличивались посты и дозоры. Брезентовые брюки не снимали всю смену, куртки и пояса укладывались на место посадки. Так сокращалось время выезда. По тревоге за одну минуту нужно было запрячь лошадей, одеться и занять свое место на ходу. Все хозяйственные работы, в том числе и уборку помещений, выполняла дежурная смена, уборщиц не полагалось. В субботу проводилась генеральная уборка: чистили все металлические части вооружения.

О лошадях следует сказать особо. Лошади подбирались на заводском конном дворе и тренировались, наподобие цирковых так, чтобы каждая знала свое место в упряжке и занимала его по тревоге (сигнал тревоги подавали частыми ударами в колокол). Стойла располагались прямо в сарае, а в летнее время — на улице. По тревоге боец бежал к стойлу закрепленной лошади, отбрасывал цепь, а лошадь бежала и занимала свое место в упряжке. Коренник вставал в оглобли и вытягивал шею, чтобы бойцу удобнее было надеть хомут, пристяжные вставали рядом, каждая на свое место. Бывало, летом лошадей отпускали во двор пастись. По тревоге они сами мчались на свои места. И в дождь, и в слякоть, и в пургу, и в мороз мчались лошади на пожар, бойцы закрывали рукавицами лица от секущего дождя и обжигающего ветра. Медные колокола, закрепленные на каждой повозке, гремели на каждой кочке, чтобы все слышали, уступали дорогу и спешили на помощь. Добровольцы на  пожаре подносили воду ведрами из ближайших колодцев, помогали качать ручные насосы, помогали топорникам растаскивать горящие строения, защищать соседние постройки. В качестве защиты от дыма пожарные пользовались мокрым платком. Так строилась в то время служба пожарной команды.

Вспоминает старожил Маклаково Михаил Демьянович Кравченко об участии в тушении пожара в клубе лесозавода: –

«В 1935 году загорелся заводской клуб. По всему поселку слышен был многоголосый звон колоколов на пожарных повозках, мчавшихся к месту пожара. Среди населения тогда существовала всеобщая пожарная повинность, поэтому весь поселок спешил на пожар следом за пожарными. Когда я прибежал к месту пожара, то пожарные уже вовсю тушили пожар. Действовали они споро и слаженно, руководил тушением пожара начальник команды Аркадий Тренин. Пожарные понимали его с полуслова. Насосы качали воду не переставая, уставшие качальщики тут же заменялись другими. Население бочками, ведрами доставляло воду к месту пожара, а пожарные в густом дыму боролись с огнем. Долго потом поминали добрым словом работу пожарных, что отстояли клуб, не пустили огонь на жилые дома».

1935 год. Расходы лесозавода на укрепление пожарной безопасности: лесоцех и лесобиржа завода оборудованы пожарной электрической сигнализацией, сооружено два пожарных водоема, пожарный подъезд к реке Енисей и плавучая площадка для установки пожарной мотопомпы, построена пожарная вышка, приобретена пожарная мотопомпа и 43 пожарные бочки для установки в цехах и на территории.  Маклаковский сельсовет постановил приобрести для пожарной команды лесозавода автомобиль ПМЗ-2 стоимостью 1000 рублей. В конце года автомобиль был получен. Автоцистерна ПМЗ-2 была выполнена, на шасси ЗИС-5, оборудована емкостью для воды — 1500 литров, двухступенчатым центробежным насосом Д-20 производительностью 20 л/сек. Боевой расчет — 4 человека — располагался на сиденьях между кабиной и емкостью под открытым небом. Это было существенным недостатком автомобиля. При возвращении с пожара зимой, пожарным приходилось привязывать себя к поручням, так как удержаться на автомобиле в обмерзшей, обледенелой боевой одежде было трудно. Это был первый автомобиль на заводе. Но ведущую роль в тушении пожаров по-прежнему играл конный обоз.

Помимо основной работы, боевой подготовки, находили пожарные время и для всеобщего образования. Заслуженный учитель города Лесосибирска Людмила Александровна Ковригина, участник всесоюзного движения ликвидации безграмотности в тридцатых годах, вспоминает: –

«После окончания Енисейского педучилища в 1935 году начала работать в Маклаковской школе и, как и все учителя, участвовала в ликвидации безграмотности, обучала работников пожарной команды лесозавода. Для занятий было выделено помещение в пожарном депо. В помещении было очень чисто и аккуратно. Дощатый пол, длинный стол из досок, скамьи с обеих сторон стола. На занятиях ежедневно было 10-15 человек, половина из них совсем безграмотные, остальные малограмотные. На занятиях были все аккуратные, подтянутые. Все были в одинаковых брюках, а по тревоге надевали одинаковые куртки из светлого брезента, большие широкие пояса с каким-то снаряжением и блестящие каски. Бывало, сидят на занятиях пожилые, пальцы загрубелые с трудом карандаш держат. А к учебе тянулись, на занятия ходили охотно, даже те, кто владел знаниями в объеме программы ликбеза. Дисциплина на занятиях была четкая, всё только по команде: «Встать», «Сесть» и т.п. По звонку на пожар собирались меньше минуты, четко и грациозно демонстрировали выезда своих конных ходов. А лошади — крепкие, чистые, красивые, ухоженные — все, как на подбор, без усилий несли тяжелые повозки. Пожарные ехали стоя, а не сидя на повозках. Начальником команды был Аркадий Тренин. Строгий, требовательный, он был образцом для своих подчиненных. По окончании ликбеза пожарным выписывали свидетельства, которые им выдавали на руки».

1936 год. Непродолжительное время начальником пожарной команды лесозавода был Шалин Николай Михайлович. С 1 января 1937 года он переведен на должность начальника Енисейской городской пожарной команды.

1937 год. Весна принесла новые испытания маклаковцам. В мае уровень воды в Енисее поднялся на 17,5 метров. Все дома были в воде. Унесло много построек, деревянные тротуары, часть построек сломало льдом. На заводе унесло водой часть пиломатериала, много штабелей было перевернуто, все, что было под водой, занесено илом и песком.
Пожарная команда тоже пострадала от наводнения: размыта подъездная дорога к пожарному сараю, разрушен навес, унесена водой часть пожарного инвентаря. Более трех месяцев стоял завод. Вручную чистили от ила оборудование, каждую доску очищали от ила, выкапывали пиломатериал из-под песка. Ремонтировали, чинили разрушенное и поломанное. Завод изыскивал средства для материальной помощи пострадавшим от наводнения рабочим. К концу лета все последствия наводнения на заводе были устранены.

1938 год. На 1 мая пожарная команда по установленному порядку переходит на усиленный вариант службы, который заключается в увеличении количества бойцов на выезд и воспроизводстве более частых, чем в обычное время, обходов территории и цехов.

«Перевести личный состав на двухсменное дежурство. Резерву мобилизованных должен быть обеспечен вполне культурный отдых в резерве. Все на дежурстве должны быть обеспечены питанием за счет предприятия» (из приказа начальника ПСО "Главлесэкспорта").

Все остальные мероприятия подготовки к празднованию те же, что и в наше время: осмотр, приемка, пломбирование цехов и других помещений, проверка средств пожаротушения, очистка территории и цехов, и т.д.

1941 год. В апреле "Главлесэкспортом" проведена комплексная проверка Маклаковского лесозавода. В справке от 3.04.1941 г. отмечено: пожарно-сторожевая охрана лесозавода — 73 человека, штат охраны — преимущественно жены красноармейцев. Оценка по результатам проверочных учений пожарной команды — боеспособна. Существенных замечаний нет ...

ПОЖАРНАЯ ОХРАНА В ГОДЫ ВОЙНЫ

С первых же дней войны пожарная охрана страны начала перестраиваться на военный лад. Тысячи кадровых специалистов по призыву и добровольцами ушли на фронт. Оставшимся в предельно сжатые сроки необходимо было обеспечить высокую боевую подготовку подразделений, организовать подготовку к борьбе с пожарами в условиях воздушных налетов. Уже утром 22 июня 1941 года приступили к работе в военных условиях штабы пожарной службы городов, находящихся под угрозой нападения врага. Строили пожарные водоемы, пожарные пирсы, убирали сараи, строительные леса, заборы, создавали пожарные разрывы. Проводили очистку чердаков, подсобных и служебных помещений от горючих материалов. По чердакам жилых домов расставляли бочки с водой. Учили население тушить небольшие пожары и зажигательные бомбы. Сформировали добровольные противопожарные отряды из комсомольцев, рабочих, домохозяек, школьников. Перед пожарными прифронтовых городов стояла задача, во что бы то ни стало обеспечить возможность нормальной работы предприятий и учреждений, снабжающих фронт всем необходимым. Под бомбежкой и артобстрелом боролись пожарные с огнем не щадя жизни, а при необходимости с оружием в руках вступали в бой с врагом.

Ледяное дыхание войны коснулось и далекого сибирского поселка Маклаково. В первые дни с лесозавода ушли на фронт более 200 человек. Из пожарной команды ушли Захар Васильев, Виктор Петухов, Аркадий Бровин, Степан Власов, Константин Мазов, начальник пожарной команды Аркадий Тренин.  На смену ушедшим на фронт, пришли женщины. Женщины стали и ствольщиками, и качальщиками, и возчиками. Бывало и так, что весь караул состоял из одних женщин. Всю войну проработали бойцами Анастасия Яковлевна Ершова, Домна Александровна Кузьмина, Марина Дементьева, Анастасия Ивановна Якушева. Других имен в архивах не сохранилось.

Лесозавод перешел на военный режим работы. Рабочий день порой длился 10-12 часов. Выполняли военные заказы на изготовление лыж, лыжных палок, авиационной планки. Порой на срочную отгрузку экспортного пиломатериала снимались рабочие со всех других участков завода, останавливался даже лесоцех. Все для того, чтобы быстрее отправить пиломатериал в обмен на технику, продукты, медикаменты для фронта. А ночами женщины успевали еще вязать, шить для фронтовиков теплые вещи.

Из приказа треста "Красдрев" от 19 декабря 1941 года:

В условиях военного времени пожарно-сторожевая охрана предприятия приобретает исключительное значение. В целях предупреждения пожаров, хищений социалистической собственности, террористических актов необходимо:
§ 1. Усилить пожарно-сторожевую охрану объектов. Увеличить количество постоянных пожарно-сторожевых постов таким образом, чтобы все пожароопасные участки лесозавода находились под постоянным контролем.
§2. Обеспечить постоянную, высокую боевую готовность боевых расчетов пожарно-сторожевой охраны.
Далее перечислен ряд пожарно-профилактических мероприятий на объектах по обеспечению противопожарного режима, и противопожарного водоснабжения на объекте. Для обеспечения выполнения этого приказа директор завода П.Г. Дубинин просит трест увеличить штаты пожарно-сторожевой охраны с 73 до 84 человек.

В мае 1942 года «Главлесэкспорт» вновь требует повысить бдительность в целях предотвращения пожаров и террористических, диверсионных актов, усилить пожарно-сторожевую охрану. Дополнительно к пожарно-сторожевой охране создать добровольные пожарные дружины не менее 25 человек, оснастить их средствами пожаротушения, обучить по специальной программе. Впервые предъявляются требования к пожарно-сторожевой охране: разработать детальные оперативно-тактические планы пожаротушения, проработать их с личным составом боевых расчетов пожарной команды и добровольной пожарной дружины. Увеличить количество пожарных постов на объекте. Каждую неделю со всеми сменами проводить ночные занятия. А в боевых расчетах остались только женщины и инвалиды. И таскают они ручные трехпудовые насосы, тяжелые пожарные рукава, карабкаются по пожарным лестницам на высоту.

К концу войны, несмотря на высокую штатную численность пожарно-сторожевой охраны, боевые расчеты пожарной команды лесозавода потеряли свою боевую готовность. В июле 1947 года комиссия от Главного управления лесопиления и деревообработки «Главлесдрев» Министерства лесной промышленности СССР провела комплексную проверку Маклаковского лесозавода. Комиссия выявила: «Большинство личного состава ПСО из стариков и инвалидов, неспособных нести службу в пожарной команде. Начальник ПСО Колесников бездельничает, и никто его не контролирует. Дисциплина в ПСО крайне низкая, личный состав ПСО совершенно не подготовлен и занятий никаких не проводится. Директор лесозавода П.Г. Дубинин совершенно не уделяет внимания пожарной безопасности лесозавода. Систематически использовал пожарных лошадей не по назначению на хознужды, в результате чего 3 лошади забиты, и совершенно невозможно использовать их в пожарной команде». Далее 16 пунктов серьезных нарушений противопожарного режима на заводе. Вывод комиссии: «Среди лесозаводов края, на Маклаковском лесозаводе самое худшее положение с обеспечением пожарной безопасности».

Не на много лучше складывалось положение и на других деревообрабатывающих предприятиях. Для исправления положения, в декабре 1947 года «Главлесдрев» рассылает распоряжение, в котором, наряду с пожарно-профилактическими мероприятиями, предписывает: «Запретить начальникам отдела кадров без согласия с начальниками ПСО направлять в боевые расчеты ПСО инвалидов и неспособных нести эту службу. Укомплектовать личный состав ПСО вполне пригодными по своим социальным и физическим признакам работниками для несения службы, непригодных по этим признакам освободить (уволить). Обеспечить личный состав ПСО одеждой, обмундированием. Низкооплачиваемым группам рабочих ПСО обеспечить выдачу продуктов. При разделе премиального фонда—учитывать работников ПСО. В целях своевременного сбора в нужный момент работников ПСО немедленно выделить вблизи пожарных депо отдельные здания для размещения в них работников ПСО, предоставив семейным квартиры, комнаты, холостым — общежития. Категорически запретить использование пожарного инвентаря, оборудования, пожарных лошадей и работников на работах, не связанных с тушением пожара». Далее, ряд обязательных противопожарных мероприятий на объектах. За неисполнение руководители предприятий несут ответственность вплоть до отдачи под суд.

Во исполнение этого распоряжения в послевоенные годы на улице Восстания для работников пожарной охраны было выделено два малосемейных общежития в бараках, получивших общепринятое название – "Пожарные дома".

1950 год. На Маклаковском лесозаводе отмечено значительное расширение производственной базы. Впервые вся выкатка леса производилась только механизировано. Значительно пополнился автопарк — новые ЗИС-5, лесовозы, катер. По-прежнему интенсивно применяется конная тяга — на балансе завода 126 лошадей. В мае 1951 года пущен в эксплуатацию новый 4-х рамный лесоцех, достраивается деревообрабатывающий цех, переоборудован причал. Директор лесозавода — Макейкин Прокопий Емельянович. Главный инженер — Осокин Иван Матвеевич. Поселок остается почти неизменным в границах речек Маклаковки и Загибаловки. Численность пожарно-сторожевой охраны по сравнению с началом 40-х годов уменьшилась вдвое и составляет 30 человек. Водоснабжение завода — реки Маклаковка и Енисей, да три деревянных чана, вкопанных в землю, по 50 куб. м. в каждом. На вооружении пожарной команды один пожарный автомобиль и один ручной пожарный насос.

1951 год. В конце мая в поселок нагрянула беда. Сильным наводнением затопило весь завод и поселок. Все дома стояли в воде, льдины несло между цехами и штабелями леса. Течением завалило некоторые штабеля, уносило сырье и пиломатериал... Наводнением разрушило бревнотаски, дороги, биржи. Штабеля леса разнесло по всей бирже. Все затянуло песком, илом. Сырье приходилось подбирать по всей территории, доставлять к лесоцехам, пиломатериал очищать от ила. Часть древесины унесло водой. Ущерб от наводнения составил 189,5 тысяч рублей. Почти месяц стоял лесозавод во время наводнения и устранения его последствий.

Продолжение следует....

 

Автор

Александр Лебедев
Автор ряда публикаций по истории пожарной охраны