Пожар в портовом городе Туапсе на нефтяном пирсе (15 апреля 1964 года)

Пожары и чрезвычайные ситуации
2021-07-02 22:18:00
860
Статья актуализирована: 2021-07-03 01:08:07
15 апреля 1964 года в портовом городе Туапсе на нефтяном пирсе на советском танкере «Лиски» и финском «Сигни» случился пожар.

В 1961-64 гг. в Японии для СССР была построена серия из 10 танкеров. В декабре 1963 года экипаж принял шестое судно серии – танкер «Лиски». Танкер был приписан к Черноморскому морскому пароходству. Он выполнял экспортные перевозки нефтепродуктов по всему миру.

В порт Туапсе он прибыл из Италии для загрузки сырой нефтью для Японии. С другой стороны нефтяного пирса встал под погрузку финский танкер «Сигни». Он должен был взять на борт 15 000 тонн дизельного топлива для Финляндии.

Большая часть экипажей обоих танкеров была на берегу. Финны красили левый борт своего судна.

Есть две версии того, из-за чего произошел разрыв трубопровода, по которому нефть поступала в танки «Лиски». По одной, докеры отрабатывали скоростную загрузку танкеров, и вместо, прописанных в технических документах, 4 000 тонн в час перекачивали 6 000 тонн. В результате образовалась течь, и по каким-то причинам вытекшая нефть загорелась.
По второй версии, труба, по которой подавалась нефть на танкер, разорвалась из-за самовозгорания пирофорных отложений в трубе. Справа на пирсе стоял «Лиски», который успел принять 20 000 тонн сырой нефти, ему оставалось загрузить еще 10 000 тонн, слева – пустой «Сигни», у которого танки не прошли процедуру дегазации. Ветер дул в сторону финнов.

В 18.05 загорелся пирс. Здесь необходимо пояснить, чем нефтепирсы по конструкции отличаются от обыкновенных пирсов. Под его поверхностью проложена так называемая паттерна. Это специальный желоб, в котором находятся трубопроводы, по ним  нефтепродукты подаются на борт танкеров. Ширина пирса 16 метров, паттерна проложена посередине. Первоначально возгорание произошло в паттерне, и поэтому горящая нефть и попала в море. Прибывшие на место пожара пожарные начали раскатывать шланги. Проблема была в том, что пожар начался в конце пирса, его длина была 401 метр. Пожарные рукава надо было протянуть через огонь по специальным углублениям в пирсе.

Начало пожара

По-разному повели себя команды. Как писал впоследствии капитан порта Н. Корсак:

"Пламя, выходившее из-под пирса, между пирсом и бортами танкеров, легким вестовым ветром отклонялось в сторону танкера "Сигни". Так как с возникновением пожара экипаж танкера "Сигни", кроме капитана и его старшего помощника, покинул судно, борьбу с огнем вести было некому, средняя надстройка "Сигни" загорелась, и пламя быстро охватило все надстройки".

Неразберихи и паники добавляло то, что на борту «Лиски» находились члены семей экипажа, которые приехали в Туапсе, чтобы повидаться с родными перед длинным рейсом в Японию. Их эвакуировали через огонь в первую очередь. Для этого организовали специальный «водный тоннель» из струй пожарных брандспойтов. Горящая нефть стала стекать с пирса в море. Пламя достигло бортов «Лиски» и «Сигни».

 


Тревога!

Была объявлена пожарная тревога по порту. На всех парах к месту катастрофы устремился буксирный теплоход «Дедал». На помощь буксиру примчались «Нептун», «Стремительный» и учебное судно «Горизонт». На берегу выстроились ярко-красные пожарные машины города.
Тяжелые струи морской воды обрушились на пылающие корабли. Умело направляли их в очаги огня вахтеры буксира Дмитрий Механиков и Леонид Лобанов, матросы «Стремительного» Александр Гребенюк, Василий Шмаков, Василий Железняк и Виктор Романько.

К порыжевшей стене судна с шестиметровой лестницей бросились матросы «Стремительного». Первым пробрался на борт Борис Чернышев, за ним – Лев Паас, капитан Виктор Пянзин. А пока поднимались другие, на спардеке корабля уже действовали Владимир Трегубов и Владимир Зверев.

Руководитель тушения Иван Аксенов приказал сосредоточить в центре пирса машины с пеногенераторами и запасом пенопорошка для организации пенной атаки.

«Лиски» было новейшим судном, оборудованным современными системами пожаротушения, в том числе, и с использованием пены. Корабельная противопожарная система была заправлена 2 000 литров пенообразователя типа ПО-6. Так как пока пожарные не справлялись с пламенем, капитан «Лиски» Михаил Турецкий дал команду на подачу пены на палубу. Это сбило огонь.

Все на борьбу с огнем!

Большую сложность в борьбе с огнем представляла сама схема распространения пожара. С одной стороны, горящая нефть стекала с нефтепирса, горела под ним, распространялась во все стороны и постоянно поджигала борта танкеров. С другой, огонь по шлангам и трубам с нефтью перешёл с пирса на танкер, и начал подходить к надстройке судна. Параллельно с борьбой с огнем экипаж был вынужден постоянно охлаждать забортной водой палубу: в танках судна находилось 20 000 тонн сырой нефти, и возможность взрыва была вполне реальна. После ликвидации пожара на палубе танкера «Лиски» буксирами был отведен на внутренний рейд порта. За танкером тянулся шлейф горящей нефти. «Стремительный» ходил вокруг танкера и поливал его водой из своих пожарных пушек.


Тушение с моря

Внутренний рейд порта Туапсе был пуст. Все стоявшие на нём танкеры и сухогрузы вышли из порта на внешний рейд на безопасное расстояние. Финские матросы сошли с «Сигни» на пирс и стали помогать пожарным. Те одновременно тушили танкер и пирс. Буксиры «Дедал» и «Нептун», пожарный катер «Стремительный» струями своих водяных пушек помогали пожарным с воды.

Вдруг пожарные заметили, что и «Сигни» начал отход от пирса. Оказалось, что швартовые концы и заведенные нефтяные шланги сгорели, и танкер, под воздействием ветра и водяных струй брандспойтов и мощных водяных пушек пожарного катера, стал медленно дрейфовать на внутренний рейд. С одной стороны, это было хорошо, танкер отошел от основного источника пожара. С другой – пожар на «Сигни» еще не был потушен, на ходовом мостике взорвался запас сигнальных ракет, а танки судна еще не прошли дегазацию. В общем, отпускать финский танкер от причала было нельзя. «Дедал», упершись в борт «Сигни», стал подталкивать его обратно к причалу. Носовая часть «Сигни» выгорела полностью, но пожарные справились. Огонь на танкере потушили, взрыва танков удалось избежать.


Вахта пожарного катера «Стремительный»

Битва с огнем продолжалась 2 часа 40 минут. Уже потом подсчитали, что пожарные на нефтепирсе, на буксирах и пожарном катере вылили на огонь два миллиона литров воды.
Капитан английского танкера «Оверсиз эксплолер», стоящего на рейде в ожидании загрузки, поблагодарив в душе морского бога за то, что его судно не находилось у пирса, радировал в управление порта Туапсе:

«Восхищён вашей героической борьбой с огнем! Поздравляю с победой над грозной стихией!».

Самоотверженно потрудилась гидротехническая группа порта во главе с бригадиром Василием Филиным, смелость и бесстрашие проявили пожарные Туапсинской пожарной команды: Х. Тешев, И. Ивахнин, командиры отделений пожарной части И. Кордовский, А. Сперидович и многие другие.


Второй караул городской пожарной части Туапсе

О мужестве моряков танкера «Лиски» можно сказать многое. Они не растерялись, хотя осознавали, что могло быть с кораблем, танки которого уже вместили двадцать тысяч тонн высококачественной нефти.

Твердыми, волевыми людьми проявили себя в эту сложную минуту капитан судна Михаил Турецкий, его первый помощник Илья Трегубенко. Самоотверженно сражались с огнем Виктор Керносюк, Анатолий Слесаренко, Алексей Посметный и их товарищи.

«Мы верили в силу нашего коллектива и не допускали мысли о гибели корабля», - был уверен старший механик Николай Токарев.


Пожарные нефтезавода

За предотвращение крупной экологической катастрофы 13 человек были награждены медалью «За отвагу на пожаре». Весь экипаж танкера получил премию по 40 рублей.
Что интересно, несмотря на столь сильный пожар, на следующий день танкер снова поставили под погрузку – он ведь не успел принять на борт 10 000 нефти! Одновременно шел ремонт судна. Вместо сгоревшей спасательной шлюпки установили несколько спасательных плотов. Экспортный контракт должен был быть исполнен.

После доставки груза в Японию «Лиски» поставили на ремонт в док завода, на котором танкер был построен. Японские корабелы по отжигу металла рассчитали, что танкер от взрыва отделяло всего несколько минут. Если бы в порту взорвался танкер с 20 000 тонн сырой нефти, горел бы весь порт. Во время ремонта заменили два шпангоута и 400 квадратных метров обшивки.

Ремонт длился два месяца. Администрация завода, в знак уважения к действиям экипажа при пожаре, подарила танкеру моторную рабочую шлюпку вместо сгоревшей и холодильники в кают-компанию и столовую команды.

В 1983 году на советские экраны вышел художественный фильм-катастрофа «Тревожное воскресенье». В нем играл звездный состав советского кино: Эммануил Виторган, Клара Лучко, Александр Белявский, Рубен Симонов. Зрители с напряжением следили за борьбой пожарных с огнем на танкере в порту южного города. Сценаристы Борис Медовый, Рудольф Фрунтов и Анатолий Левитов использовали в качестве основы сюжета пожар в порту Туапсе.
Танкер «Лиски» был передан в Новороссийское морское пароходство. В 1975 году танкер «Лиски» был переименован в «Новороссийский партизан». После развала СССР танкер «пошел по рукам». Он был списан в 1993 году как «Rokan». К тому времени танкер ходил под флагом Панамы.

Список использованной литературы:

  1. Материалы архивов Краснодарской краевой пожарно-технической выставки Главного управления МЧС России по Краснодарскому  краю;
  2. «Летопись пожарной охраны Краснодарского края (1795-2000).», Краснодар, «Советская Кубань»,  2001 г., стр. 298-299;
  3. Материалы средств массовой информации: газета «Правда» от  20.04.64 г., «Советская Кубань» от 21.04.64 г., «Рассвет», г. Туапсе от 21.04.64 г.;
  4. Интернет-ресурсы.