Добрончеев

Добрончеев Г. (1763(?) - (?)) (в некоторых источниках фамилия брандмайора указана как - Домрачеев) - брандмайор Санкт-Петербурга (1803–1827?). Кадровый офицер, полковник артиллерии. Его жалованье брандмайора составляло 450 рублей в год, подчинялся он непосредственно градоначальнику и был принят при Дворе Александра I.

В 1820 г. в Царскосельском дворце начался пожар. Огонь шёл от дворцовой церкви и при необычайном ураганном ветре быстро охватывал одни за другими пышные покои. Петербургский генерал-губернатор М.А. Милорадович лично возглавил пожарную команду, проскакав за час 22 версты от Петербурга до Царского Села. Самоотверженными усилиями пожарных удалось отстоять половину здания. На этом пожаре брандмайор Добрончеев Г., отличавшийся большой отвагой, получил чин статского советника, а его два сына были определены в Лицей. Свою первую задачу брандмайор Добрончеев Г. видел в том, чтобы в короткие сроки сформировать «правильно организованную пожарную охрану» города.
Эту напряженную работу он сочетал с самообразованием. Не имея опыта, каких либо инструкций, сам вырывал знания из книг, искал их повсюду. В круг его интересов входила не только организационная работа, но и теория горения веществ и материалов, состав воздуха, огнегасительные свойства воды и т. д. Выписки, сделанные им по этим теоретическим вопросам пожарного дела, впоследствии вошли в первое практическое наставление для брандмейстеров. Добрончеев Г.  боролся за дисциплину, четкость, за культуру пожарной охраны, за новейшее вооружение, за использование всего ценного, что заключается в пожарной практике других стран, иными словами, он боролся за то, чтобы Санкт-Петербургская пожарная команда была боеспособной. Брандмайор Добрончеев Г., хотя и состоял при обер-полицмейстере, но большую часть своего рабочего времени проводил в пожарных частях.

Он каждый день объезжал «по крайней мере две, а в течение недели непременно все части». Когда брандмайорский экипаж, запряженный парой лошадей, подъезжал к съезжему дому, пожарные служители по звону колокола выбегали из казармы и демонстрировали свою боеготовность. Если брандмайор замечал «медленность», беспорядок, то заставлял повторить учебные упражнения. После этого он осматривал конюшню, огнегасительные инструменты в трубной и под навесом, сигналы на каланче, обращая внимание при этом на чистоту и порядок, а, входя в хозяйство пожарных служителей, «хорошую ли и питательную ли они имеют пищу». Добрончеев Г., приезжая в съезжий дом, проверял каждого брандмейстера и его помощника: знают ли они поименно пожарных вверенной им части, поведение и способности каждого пожарного служителя, твердо ли они знают сигналы дневные или ночные, и имеют ли служители навыки различать сигналы по частям, временами делая для этого учебные тревоги. Он непременно приводил личный состав части к пожарной заливной трубе, спрашивая каждого об устройстве заливных труб и их возможностях. Щедро делясь своим опытом и знаниями с нижними чинами, он не гнушался при этом учиться и у них, особенно у прошедших горнило пожаров. Проявляя высокую требовательность к брандмейстерам и их помощникам, к состоянию дел во вверенных им частях, он в тоже время учил их с пожарными служителями обходиться «без суровости». Свое посещение части он, как правило, завершал объяснением важности пожарной службы и внушал всем чинам, чтобы они отличали себя на пожарах «проворством, расторопностью, усердием и единодушием». 

На пожарах Добрончеев Г.  умел найти неожиданные, смелые, стремительные ходы, но в то же время был расчетлив, распорядителен и абсолютно бесстрашен. Современники не раз отмечали, что с созданием профессиональной пожарной команды в городе «за все это время особенно выдающихся по размерам пожарных катастроф не было». Да и число крупных пожаров резко сократилось. Пожарная летопись тех лет приводит всего 4 случая крупных пожаров. Заслугу в этом брандмайора трудно переоценить. Он стал первым и настоящим хозяином огня не только по должности, но и по призванию. В 1827 г., отдав пожарной службе 24 года, полковник, действительный статский советник Добрончеев Г. ушел в отставку, оставив о себе добрую память, которая живет и в наши дни.

Литература: Бородин Д.Н. Санкт-Петербургская пожарная команда. 100-летие Нарвской части. СПб., 1911.;

Виноградов В.Н., Щаблов Н.Н., Киселёв В.Ф. Пожарная охрана Санкт-Петербурга. СПб., 2012.

Поделиться